Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Всемирная история -> Грабар А. -> "Император в византийском искусстве" -> 142

Император в византийском искусстве - Грабар А.

Грабар А. Император в византийском искусстве — Ладомир, 2004. — 332 c.
ISBN 5-86218-308-6
Скачать (прямая ссылка): imperatorvvizantiyskomiskusstve2004.djvu
Предыдущая << 1 .. 136 137 138 139 140 141 < 142 > 143 144 145 146 147 148 .. 153 >> Следующая

Вторя церемониям Священного дворца, это искусство стало важным проявлением культового поклонения василевсу, а некоторые изображения монарха имели, наравне с другими символами его власти, значение священных предметов и потом, в течение долгого времени, требовали поклонения. При некоторых обстоятельствах такие изображения даже заменяли самого монарха и приобретали в этом качестве высокую символическую и юридическую ценность.
Религиозная основа этого искусства и его культовые, правительственные функции определяли некий набор освященных тем и обязательных иконографических формул, которые мы попытались определить. В некоторых своих характерных проявлениях этот репертуар соблюдался византийскими мастерами с основания Восточной империи до эпохи Палеологов. История императорской серии изображений на византийской почве была тем не менее историей постепенного упадка, и мы считаем, что нашли объяснение этому любопытному факту, указав на ее римское и языческое происхождение. Сформировавшись большей частью в период от Поздней империи до Церковного мира, символическое искусство императорской власти было приспособлено к новой религии и смогло выжить только ценой ограничений и преобразований, не вступая в слишком очевидное противостояние с христианскими идеями. Кроме того, поражаешься живучестью традиции официальной — хотя и ограниченной — символики, которая, зародившись при язычестве, вероятно, не смогла бы долго сопротивляться давлению Церкви, если бы василевсы, императоры Нового Рима и повелители «ромеев», очевидно заинтересованные в как можно более длительном поддержании традиционных символов власти римских императоров, не замедли-
304
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
ли бы искусственно ее окончательный упадок. Именно поэтому римское происхождение этого искусства, вместо того чтобы ускорить отход от него, стало причиной его удивительного долголетия.
Итак, мы наблюдаем представленную произведениями IV — XV веков отрасль византийского искусства, непосредственно связанную с римской традицией. А этот факт, который еще недавно показался бы неожиданным, сегодня подтверждает выводы многих исследований последних лет, отводящих большую роль римскому влиянию на различные области византийской цивилизации.
Но, говоря о влиянии римского искусства на искусство византийское, императорское, мы вовсе не стремимся сделать выбор между «Востоком» и «Римом» согласно знаменитой формуле, данной в книге Йозефа Стржиговски (1901). Проблема восточных влияний на искусство 11оздней империи не может ставиться сегодня так же, как 30 лет тому назад. Уже не в Византии, а задолго до основания Константинополя, в столице и провинциях Римской империи II и особенно III века следует искать истоки азиатских влияний на классическое искусство. Византия, черпавшая прямо из источника — восточного искусства, продолжала уже привычную практику Империи, а константинопольское императорское искусство в еще большей степени — как мы часто констатировали — усвоило иконографические темы и типы, художественные предпочтения, происхождение которых, несомненно, азиатское, но которые были известны официальному искусству римских императоров, испытавшему влияние искусства парфянской и персидской эллинистических монархий, и использовались им со II и III века.
Римская традиция, унаследованная василевсами Константинополя в IV веке, включала в себя, таким образом, значительную долю азиатских элементов, но всякий раз усвоенную в определенной, римской манере, которая исключает прямое влияние современного ей восточного искусства на официальное искусство Византии. Вопрос о влияниях такого рода ставился в настоящем исследовании лишь в отношении некоторых редких византийских памятников конца первого тысячелетия, родственных сасанидским произведениям. Художники византийских василевсов и тут не брались за такие «имперские» темы, которые до этого не были бы уже заимствованы у восточного монархического искусства иконогра-фами римских императоров.
Если римские истоки официального византийского искусства наложили отпечаток на всю совокупность имперской изобразительности, то не менее справедливо, что на протяжении веков было сделано много попыток обновить его устаревшие, наполовину языческие формулы, чтобы восстановить таким образом равновесие между официальной религией и не менее официальным искусством после обращения императоров в христианство.
После попыток в IV, V и VI веках «окрестить» древние типы, искусственно присоединяя к ним христианские знаки — лабарум, монограм-
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
305
му Христа и крест — с начала VI века и, особенно, накануне иконоборчества, постарались заменить христианскую символическую иконографию привычными римскими формулами, заботясь, однако, о сохранении тем, освященных традицией императорского искусства. Приостановленная иконоборцами, эта реформа осуществилась лишь начиная со второй половины IX века, когда вторжение церковного искусства в область искусства императорского (почти автономную до тех пор) су щественно изменило характер изображений и внесло даже новый нюанс в цикл «имперских» сюжетов: тогда как раннее официальное искусство старалось прежде всего представлять василевса триумфатором, в целом утверждало его власть над людьми; начиная с этого времени мы отмечаем в нем старание прежде всего отразить правоверность и набожность монарха или же, другими словами, подчеркнуть божественную сущность монархии, показать василевса перед Богом. Этими тема ми не пренебрегали и в доиконоборческую эпоху, но тут нова придаваемая им важность, и этот факт может отныне считаться одним из очевидных доказательств прогресса церковной средневековой идеологии в концепции власти василевса и даже шире — в византийской цивилизации.
Предыдущая << 1 .. 136 137 138 139 140 141 < 142 > 143 144 145 146 147 148 .. 153 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология