Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Всемирная история -> Фрейберг Л.А. -> "Античность и Византия " -> 89

Античность и Византия - Фрейберг Л.А.

Фрейберг Л.А. Античность и Византия — Наука , 1975. — 424 c.
Скачать (прямая ссылка): antichnostivizantiya1975.pdf
Предыдущая << 1 .. 83 84 85 86 87 88 < 89 > 90 91 92 93 94 95 .. 203 >> Следующая

Однако если мы попытаемся выявить черты сократовских разговоров в стиле самого Диона, то их окажется очень мало. С платоновской манерой вести беседу можно сравнить у Диона отдельные диалогические отрывки, такие, например, как:
«— Хочешь, мы тщательно рассмотрим это?
— А вынесет ли этот собравшийся люд нашу беседу о таких вещах?
— Что же? Разве они пришли не для того, чтобы слушать мудрое о мудрых?
— Они бы сказали, что да, так мне кажется.
— А разве они почитают Гесиода дурным или ничтожеством?
— Вовсе нет» (речь 78, «О зависти»),
О платоновском диалоге заставляют вспомнить и мелкие подробности в описании в 15 речи («О свободе и рабстве», 2); мотив тупика, в который заходит разговор («один из спорящих терпел поражение в своих доводах и, зайдя в тупик, принялся, как это часто бывает, ругать своего противника»),мотив улыбки («тот же кротко улыбнулся и сказал») и смеющегося наблюдателя («кое-кто из присутствовавших рассмеялся»).
Набрасывая подобные штрихи, Дион нигде не создает целостного изображения, которое можно было бы сопоставить с бытовой сценкой у Платона.
Итак, за время (почти 600 лет), отделяющее Платона от М.е-фодия, античные писатели если и держали в памяти «сократические разговоры» Платона, то никогда не создавали диалогов, по своей структуре целиком на них похожих. Подражание отдельным сценкам не перерастало в подражание всему диалогу, а использование самого текста Платона было явлением крайне редким. Таким образом, само по себе сходство «Пира» Мефодия
142
с «Пиром» Платона, как бы поверхностно оно ни было, нельзя отнести за счет простой риторской привычки, как мы это делали, рассматривая Мефодиевы реминисценции из Гомера. Правда, у Мефодия был предшественник, положивший начало «платони-зирующему диалогу», Юстин — философ (II в. н. э.), до некоторой степени подражавший «Протагору» в своем «Диалоге с Трифоном» и щедро вводивший в свой текст платоновские обороты речи 15. Но и только.
Если копировать целые платоновские сцены при помощи платоновских же оборотов речи было необычно для ритора, то мы должны попытаться объяснить себе, почему Мефодий, написав риторический «Пир», взял для него именно «платоновский», а не какой другой орнамент. Диктовалось ли это непонятной прихотью автора или другими причинами?
Чтобы решить дилемму, нужно еще раз обратиться к тексту «Пира» Мефодия. Какова внешняя структура этого произведения? Подобно Платону, Мефодий пользуется приемом двойного сценария. Он показывает сначала случайный разговор двух приятельниц по имени Григорион и Евбулион и вкладывает в уста одной из них рассказ об имевшем место событии — пире десяти дев. В рассказе воспроизводится застольная беседа приглашенных гостий и хозяйки пира. Внутрь этого второго сценария вставлено основное ядро всего сочинения — десять речей участниц пира, говорящих на одну тему — прославление девства, так же как у Платона произносятся речи на тему эроса. Таким образом, речи помещены в двойное обрамление, и между ними то и дело звучат реплики персонажей по поводу этих речей. Иногда они принадлежат участницам пира (между речами 1—2, 2—3, 7—8), иногда — собеседницам вводного диалога (между речами 3—4, 8—9, 9—10). Разговором этих собеседниц, Григорион и Евбулион, заканчивается весь диалог Мефодия.
В научной литературе о Мефодии принято рассматривать десять речей «Пира» как «трактат» и почти не обращать внимания на фон, мелькающий между ними, т. е. на те краткие перебросы репликами, которыми речи окаймляются. При этом обычно подчеркивается, что, в отличие от Платона, Мефодий не использует орнамент в конструктивных целях и его прологи не имеют внутренней, смысловой связи с содержанием речей «Пира» 16.
Для того, чтобы проверить правильность этой установившейся точки зрения, нужно выяснить, как сам Мефодий преподносит читателю эти «главы трактата», все ли они в его глазах одинаковы и равноценны? Слиты ли они в одну сплошную массу, поделенную на 10 кусков, или эти куски как-то противопоставлены друг другу? Чтобы проникнуть в замысел автора, надо исследовать те приемы, которыми он пользуется, помещая речи внутрь бытового сценария. Мефодий применяет два
183
таких приема: располагает речи в определенном порядке и вставляет между ними разговоры собеседниц до поводу услышанного.
О том, что Мефодий располагает речи не случайно, а по задуманному плану, позволяют говорить результаты измерения их длины, представленные ниже:
М речей Количество строк М речей Количество строк Л речей Количество строк
1 183 4 150 8 604
2 214 5 214 9 220
3 405 6 7 150 214 10 210
Из цифр видно, что Мефодий особо подчеркивает третью и восьмую речь, объединяет в симметричное целое речи четвертую, пятую, шестую, седьмую и делает похожими друг на друга две первые и две последние речи. Таким образом, раскрытие главной темы подчиненно четкому ритму: плавное начало в «Пире» (почти одинаковые по длине речи 1,2), резкий скачок (речь 3), симметричная, замкнутая в себе середина (речи 4—7), еще один скачок (речь 8) и плавный конец (речи 9, 10) — таков рисунок «трактата» и его глав. Если представить себе, что гостьи, приглашенные на пир, сидят по кругу, то третья и восьмая из них окажутся сидящими друг против друга. Если, напротив, они вытянуты в одну линию, то и тогда обе оц‘и занимают одно и то же третье место от края. Распределяя речи собеседниц по их объему, Мефодий внутри своего «трактата» объединяет речи в группы и противопоставляет эти группы друг другу. Речи 4—7 воспринимаются как одно целое, речи 3 и 8 выделяются среди всех остальных, речи 1 и 2, 9 и 10 перекликаются друг с другом.
Предыдущая << 1 .. 83 84 85 86 87 88 < 89 > 90 91 92 93 94 95 .. 203 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология