Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Всемирная история -> Фрейберг Л.А. -> "Античность и Византия " -> 58

Античность и Византия - Фрейберг Л.А.

Фрейберг Л.А. Античность и Византия — Наука , 1975. — 424 c.
Скачать (прямая ссылка): antichnostivizantiya1975.pdf
Предыдущая << 1 .. 52 53 54 55 56 57 < 58 > 59 60 61 62 63 64 .. 203 >> Следующая

121
оставляя нетронутым его содержание, исправлял огрехи стиля, не изменяя мысли (см. Scr. min., I, p. 103, 29—104, 5).
Сопоставляя творчество Еврипида и Писиды (само по себе такое сопоставление — великолепный пример «антиисторизма»), Пселл считает нужным отметить то, какое изменение претерпел за протекшие столетия античный стих, в частности ямб (Colon-па, р. 18, 14). Сравнивая романы Гелиодора и Ахилла Татия, Пселл ставит вопрос о генетической связи между произведениями, утверждая («я полагаю» — oqwci ,— пишет он, подчеркивая субъективность своего мнения,—Jacobs, p. CXI, 29), что Татий писал в подражание Гелиодору. Любопытно, что эта точка зрения до недавних папирусных находок была доминирующей и среди новых исследователей 2S,
Приведенными примерами почти исчерпываются случаи «историко-литературного» подхода Пселла к произведениям. Они остаются исключениями, подтверждающими правило. Пселл — прежде всего ритор с типичным «утилитарным» отношением к литературе прошлого.
Много сложнее проблема теории литературы и литературной критики. Как теоретик риторики, видели мы, Пселл тривиален 2S, степень его самостоятельности ограничивается введением христианских авторов вместо античных в качестве иллюстраций к положениям, целиком заимствованным у древних риторов. Специальных трактатов по поэтике Пселл не оставил. Взгляды его приходится экстрагировать из конкретных оценок творчества тех или иных писателей (чаще их стиля). Подразделить поэтому у Пселла теорию и литературную критику практически невозможно.
В литературных суждениях Пселла нетрудно выделить несколько положений, на которых особенно настаивает автор, и которые, по его мнению, служат признаком «идеального» стиля. Первое из них по важности — мысль о «слиянии», «сочетании» в стиле писателя различных свойств, достоинств, «идей» стиля предшественников. Именно таким образом, как уже отмечалось, оценивает Пселл стиль Григория Богослова (Мауег, р. 48, 18). Стиль Иоанна Мавропода являет собой «смесь, составленную из лучшего подражания лучшим образцам» (xp?pia aov7]p;i<Sa|j,svov ex T?iv ар [а т<х ToEig арсатоод p,i[ii]ffix[j.sv©v— Bibi, gr., V, p. 150,
io—27). Лихуд отличается умением «смешивать идеи» ( t?e-оцхерiaou,— Bibi, gr., IV, p. 394, 13—14). Наконец сам Пселл ставит в заслугу себе в первую очередь сочетание стилей предшествующих писателей (De орег. daem., р. 52, 4 sq.).
Выраженные в такой форме, суждения эти также вполне тривиальны: мысль о «сочетании» или «слиянии» лучших свойств стиля предшественников как главной характеристике идеального оратора (а таковой для поздней античности — Демосфен) предельно четко выражена как Дионисием Галикарнасским, так и Гермогеном27, которые и в данном случае служат источником
122
Пселла. На деле, однако, представления Пселла не столь просты и прямолинейны, как это кажется с первого взгляда. Под аккумуляцией отдельных свойств «идей» стиля Пселл понимает не механическое их соединение, а создание некоего сплава, обладающего новым качеством. Почти каждое рассуждение о механическом по видимости «смешении идей» завершается диалектическим по сути своей выводом о рождении нового качества. «Он (Григорий Назианзин.— #. Л.) не состоит как бы из многих риторов и не следует каждому из них в разных частях своих речей, но, подобно тому, как смешение красок дает новый цвет, краше тех, из которых он произошел, так и цвет речи Григория блещет тысячью цветов. Но по сравнению с ними там есть нечто другое, и он намного их лучше; я не считаю его речь собранием чего-то разнородного и чуждого друг другу, но полагаю, что по своей природе она единообразна» (рото?[Ц tt]V qjifiorv — De орег. daem., p. 127, 00—128, 2). Тот же Григорий, пишет Пселл в другом случае, хотя и сочетает в себе лучшие достоинства стиля предшествующих ораторов, пишет «не в подражание древним» ( (jx-rj хата С^Хоч ?p^aLtov — писатель дважды настаивает на этой мысли,—Мауег, р. 48, 21; 49, 39), «речи его изливаются из собственного источника» (Мауег, р. 49, 41).
То же самое утверждается и в отношении собственного творчества. Перечислив писателей, у которых Пселл заимствует те или иные особенности стиля, Пселл пишет («О стиле некоторых сочинений» — De орег. daem., p. 52, 4 sq.): «Если же говорить обо мне, то нет у меня достоинств и силы этих писателей, однако речь моя все время многообразна. Свойства каждого (из упомянутых писателей.— Я. Л.) смешиваются у меня в единое целое (e!g [i.fav !<5eav). И вот, состоя из многих, я-—един». Таким образом, писатели, подражая предшественникам, становятся творцами нового стиля. Это диалектическое заключение не только логически следует из приведенных выше рассуждений писателя, но и непосредственно выражается самим Пселлом,
О Григории Назианзине (суждения об этом «идеальном» писателе наиболее показательны для его теоретико-литературных взглядов) Пселл пишет: «Испив до конца поток искусства и оросив его влагой свою мысль, он (Григорий,-—Я? Л.) и сам из души своей испускал живительный и прозрачный источник. Он создавал речи, не оглядываясь на примеры, но сам был для себя первообразцом» (dpxsxtwog харахтт|р —Mayer, р. 54,228— 232). В другом месте того же сочинения Григорий объявляется создателем самого трудного вида красноречия — панегирического (р. 57, 342) 28. Еще дальше, по словам Пселла, продвинулся в этом отношении Василий Великий, который «как бы сам хотел быть искусством слова» (De орег. daem., р. 129, 1—2).
Предыдущая << 1 .. 52 53 54 55 56 57 < 58 > 59 60 61 62 63 64 .. 203 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология