Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Всемирная история -> Фрейберг Л.А. -> "Античность и Византия " -> 57

Античность и Византия - Фрейберг Л.А.

Фрейберг Л.А. Античность и Византия — Наука , 1975. — 424 c.
Скачать (прямая ссылка): antichnostivizantiya1975.pdf
Предыдущая << 1 .. 51 52 53 54 55 56 < 57 > 58 59 60 61 62 63 .. 203 >> Следующая

Михаилу Кируларию (Bibi, gr., IV, p. 303—387), «Похвальное слово Италу» (Scr, min., 1, p. 50—53). К числу этих сочинений следует добавить также ряд писем, где мимоходом высказываются суждения о тех или иных литературных произведениях.
Таковы в основном источники для восстановления литературно-эстетических представлений Михаила Пселла, При всем своем жанровом разнообразии большинство их них имеет общее происхождение в системе риторического обучения византийской школы. Это или трактаты, сокращающие сочинения столпов античной риторики Дионисия Галикарнасского и Гермогена, или литературные «синкрисисы» — традиционные упражнения будущих риторов м, или «монографические исследования» творчества писателя в стиле Дионисия. Почти все они написаны в виде подлинного или фиктивного послания — в излюбленной форме для выражения литературных взглядов античных писателей.
119
Не менее традиционен также круг основных идей и критериев, с которыми Пселл подходит к анализу литературных произведений. В этом легко убедиться, составив небольшой реесзр основных элементов литературного произведения, наличие которых отмечает и качество которых оценивает Пселл. Приведенные ниже примеры — лишь малая доля встречающихся у писателя.
Мысль, смысл ( то?, Evvoia, Si?vota). «Идеальный» христианский ритор Григорий Назианзин стоит выше всех по уму и красоте, «управляет риторической речью вожжами разума», поражает читателя «неожиданными мыслями» (taxpaSdEoi vvoiom; ?—Мауег, р. 57, 346). Смысл значит для Пселла мно-
го больше, чем звук (Bibi, gr., V, p. 150, 1—3). Недостатком Ахилла Татия является как раз то, что он «язык предпочитает смыслу» (Jacobs, р. СХШ, 13).
Слово ( XdToc, Svopa, ?voporafa.), О «сладостных сло-
вах» заботился Иоанн Мавропод, речь которого цвела розами и зимой (Bibi, gr., V, p. 149, 21). Гелиодор украшал свою речь «красивыми и изящными словами», Григорий Назианзин поражал слушателя «цветом слов» (Мауег, 347). Умение «выбрать слова» — ценное качество Лихуда (Bibi, gr., IV, p. 394, 16).
Сочетание слов (с1ЫЬ]*т| тшм Xdytov) играет, по Пселлу, едва ли не большую роль, нежели выбор необходимых слов. Этой проблеме, как уже отмечалось, был посвящен специальный трактат писателя. Мавропод заботился не только о «сладостных словах», но и об их правильном сочетании (Bibi, gr., V, p. 149, 20), Лихуд умеет не только выбрать слова, но и искусно приладить их друг к другу (InpeXco; appdaai — Bibi, gr., IV, p. 394, 16). В сочетании слов никто не был в состоянии превзойти Симеона Метафраста (Ser. min., 1, p. 104, 19), даже суровый Михаил Кируларий восхищался сочетанием слов и заключенной в нем прелестью, как «чистейшим видом идеальной красоты» ('/apawTvjpac wxS-aptoTspouc тай айтохаХоо — Bibi, gr., IV, p. 354—355).
Фигуры (a/Vara). Пселл ценит, например, разнообразие фигур в речи Лихуда (Bibi, gr., IV, p. 394, 14). Наличием «эффектных фигур» (Беатриса а'/тцлата) у христианских писателей интересуется неизвестный корреспондент писателя (De орег. da-em., p. 124) и т. д.
Ритм (ри%&). Присутствие и качество ритмической организации фразы неоднократно отмечается Пселлом в отношении стиля Константина Лихуда (Bibi, gr., IV, p. 394, 16), Симеона Метафраста (Scr. min., 1, p. 103, 3), Григория Назианзина (Mayer, p. 56, 315—316) и др.
Роли каждого из перечисленных здесь элементов в античной риторической критике можно было бы посвятить специальный очерк. В этом, однако, нет нужды, поскольку все они вместе,
129
«одним списком», встречаются уже в предисловии к известному сочинению Гермогена из Тарса «Об идеях», сочинении, дважды пересказанном Пселлом. В речах всех видов, по Гермогену, следует различать следующие элементы: i'Jvoia, pe&o?os, Ae?ict ay/rjia, xt?Xov, auvShfpnrj, dvajtaucus, fuShpc (Hermog., p. 220, 6—7), В дальнейшем, последовательно рассматривая «идеи» (иначе свойства речи), Гермоген методично перечисляет, какими должны в каждом случае быть ее элементы. Перелагая Гермогена, Пселл в сочинении «О риторике» полностью сохраняет его структуру изложения, причем элементы идеи носят у него название «частей» ([Л?рт| rrfi LSeas, cm. Walz, 3, р. 698, 4 sq)
Список, составленный нами (без оглядки на Гермогена или на его переложение Пселлом), почти полностью повторяет реестр классика древней риторики 21. Причина такого совпадения представляется очевидной: профессор риторики при оценке литературных произведений находится во власти школьного шаблона, основу которого и составляла гермогеновская система 22. Вывод этот далеко не нов. Утверждения о неоригинальности византийских риторов сами по себе достаточно неоригинальны. Однако установление зависимости, которое обычно является итогом исследования, на самом деле должно быть только его началом.
Пользуясь современной терминологией, можно сказать, что Пселл в определенной степени был историком, теоретиком и критиком литературы. Эти три аспекта и послужат предметом анализа.
История литературы (в антикварно-филологическом смысле слова), расцвет которой приходится на эпоху деятельности александрийских грамматиков, имела продолжение в Византии. Фотий, как правило, интересуется авторами прочитанных им книг, указывает время их жизни, перечисляет биографические факты. Эту традицию на рубеже X—XI в. продолжает автор словаря Суды. Пселлу интерес подобного рода свойствен значительно меньше. Авторы разбираемых произведений его почти не интересуют23, сами же произведения — прежде всего объект подражания или отталкивания, эстетического наслаждения или аллегорического толкования. Место их определяется не реальной позицией в истории, а значением в настоящем. В этом смысле история литературы для Пселла, как и любого человека средневековья, почти вовсе лишена развития и существует как бы в двухмерном пространстве2*. Можно говорить об утилитарно-риторическом подходе Пселла к литературе. И тем не менее некоторые историко-литературные замечания Пселла представляют безусловный интерес. Пселл говорит о принципах обработки старых житий Симеона Метафраста: последний бережно, как к первоисточнику, относился к древнейшим сюжетам и не отходил от них, чтобы не создалось впечатления, будто он что-то делает вопреки образцу; он преобразовывал форму произведения,
Предыдущая << 1 .. 51 52 53 54 55 56 < 57 > 58 59 60 61 62 63 .. 203 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология