Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Всемирная история -> Фрейберг Л.А. -> "Античность и Византия " -> 4

Античность и Византия - Фрейберг Л.А.

Фрейберг Л.А. Античность и Византия — Наука , 1975. — 424 c.
Скачать (прямая ссылка): antichnostivizantiya1975.pdf
Предыдущая << 1 .. 2 3 < 4 > 5 6 7 8 9 10 .. 203 >> Следующая

Особая роль в общеимперской системе образования отводилась юридической школе в Бейруте, где будущие византийские правоведы воспитывались на исконном римском законодательстве, и таким образом новые государственные основы глубочайшей связью соединялись с древними понятиями о государстве, идущими от первых римских законодателей10. Таким образом, получала распространение идея преемства римской государственности. Языческая профессура в особенно большом числе осела в Константинопольском университете (так называемый Auditorium), который был основан в 425 г. Феодосием II и стал к этому времени главным средоточием византийского высшего образования. Императорским указом был установлен круг преподаваемых в университете предметов: греческая и латинская грамматика, греческая и латинская риторика, философия, право. В конце V в. в «Аудитории» преподавал один из основоположников средневековой греческой филологии — Георгий Хировоск, автор своеобразного «круга чтения» на каждый день — так называемые «Эпимерисмы» (’Ел^рщрнтрата), — где обучение греческой грамматике осуществлялось на материале Псалтири.
Наиболее значительным последствием византийского государственного и интеллектуального уклада было появление высокого византийского чиновничества и придворной элиты — лю-
9
дей, с одной стороны, весьма образованных, с другой — из-за обязывающего положения соблюдавших надлежащую официозность: из этой среды вышли историки Агафий, Прокопий, Феофилакт Симокатта, поэты Паллад и Павел Силенциарий. Все они, каждый на свой манер, будучи знатоками классической древности, использовали античное наследие * весьма значительной мере, ДОХОДЯ порою ДО ТОЧНОГО воспроизведения античного жанра,— в основном это относится к жан^уэпиграммы.
В отношении к античности с самого начала становления новой культурной эпохи следует различать две Методологические линии: античность усваивается, с одной стороны, прямо в ходе литературно-художественной практики, с другой — занятия ею регламентируются в плане теоретическом. Глубочайший контакт уходящей античной и нарождающейся византийской культуры обернулся их постоянной полемикой: именно византийская школа стала той ареной, где христианская идеологня столкнулась с неприемлемым для себя язычеством. Это столкновение повлекло за собой бесчисленные осуждения греческой мифологии, из которых, в свою очередь, рождались вопросы 0б оценках литературного наследия классики. Вопрос об отношении к античному наследию, о допустимой мере его использования, о его принципиальной Пригодности В условиях Новой идеологии— один из самых важных вопросов, к которому постепенно обращаются теоретики христианства.
Уже раннее христианство пыталось определить свое отношение к предмету неприемлемой ему по духу литературы. В «Апостольских постановлениях» — памятнике (п<) новым данным) III—IV вв., однако собравшем опыт раннегс, христианства, эта точка зрения выражена достаточно определенно: «Удаляйся от всех языческих книг. Что тебе до чуждых для Тебя речей, или законов, или ложных пророков, чтение которых отвращает от правой веры легкомысленных людей?.. Полностью отвращайся от всего чуждого и измышленного Дьяволом». Так была сформулирована та крайняя точка зрения па языческую литературу, которой впоследствии пользовалось монашество.
Точка же зрения Василия, уже высказанная в Заглавии проповеди, имеет интересный прецедент в «Климентинг|Х^> где изображен эпизод диспута о значении и степени приемлемости языческой культуры. Климент и его братья, Ники>а и Акила сопровождают обратившего их апостола Петра. В *Г[аодикии они встречают отца Климента Фавста, ученого и астроЛога. Поставив себе целью обратить и Фавста, братья прои^носят речИ! в которых каждый дает оценку язычеству. Климе1|Т говорит о безнравственности античных мифов, и Петр отве1,ает на это; «Неразумно преподавать детям то, что может разв^атить их во_ ображение» (X, 28). Тогда Никита говорит об истйнаХ) «,СКры. тых в мифологии древних под покровом вымыслу ^ 29) 1 и сопровождает свою мысль примерами аллегорических т0ЛК0!
10
ваний. Выслушав эту речь, Петр несколько меняет свое мнение: «Когда заложены твердые основы истины в соответствии со Священным писанием, тогда можно без опасения, чтобы все больше утверждать ее в умах, воспользоваться знаниями и искусствами, которые составляли предмет изучения в детстве» (X, 41) ".
Первое же из приведенных высказываний открывает ряд тех безапелляционных осуждений язычества, которые требовали полного отвержения античной культуры. Один из наиболее интересных документов такого рода — «Речь против язычников» Афанасия Александрийского, где критика греческой мифологии оборачивается изничтожающей критикой греческой поэзии. «Возможно, защитники укажут на поэтов,— говорит Афанасий,— объявляя, что отличительная черта поэтов — изображать несуществующее и лгать, слагая побасенки для удовольствия слушателей... Но аргумент этот более всего для них ненадежен, что подтверждается их собственным или высказанным мнением о богах. Ведь если у этих поэтов все — вымысел и ложь, то ложны и сами их имена, когда они говорят о Зевсе, Кроне, Гере, Арее и других... Или, может быть, скажут, что имена поэтами не вымышлены, и только позорные деяния ложно приписаны богам... Но если деяния достойны богов, то и совершающие их суть боги; если же людям негодным и грешным свойственны прелюбодеяния и все то, о чем говорилось раньше, то и совершающие это будут всего-навсего люди, а не боги... Так языческие писатели, и в особенности самый выдающийся поэт, если бы знали, что Зевс и остальные —не боги, они не приписали бы им таких позорных деяний» (гл. 15—16) 12.
Предыдущая << 1 .. 2 3 < 4 > 5 6 7 8 9 10 .. 203 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология