Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Всемирная история -> Фрейберг Л.А. -> "Античность и Византия " -> 21

Античность и Византия - Фрейберг Л.А.

Фрейберг Л.А. Античность и Византия — Наука , 1975. — 424 c.
Скачать (прямая ссылка): antichnostivizantiya1975.pdf
Предыдущая << 1 .. 15 16 17 18 19 20 < 21 > 22 23 24 25 26 27 .. 203 >> Следующая

В ходе исихастских споров оживились традиции античной риторики: в своих энкомиях, напоминающих риторские изощренные опусы второй софистики, сторонник Паламы, Николай Ка-васила, запечатлел ряд портретов современников в стиле экфраз Аристенета и Элия Аристида. Сочинения самого Паламы содержат искусно применяемые приемы, знакомые по диалогам Платона и по сократическим сочинениям Ксенофонта 51.
Подобно поздней античности, XIV век был веком энциклопедизма: это явление; столь характерное для отживающей культуры, хорошо знакомо по его значительному и яркому примеру,
44
который мы находим з «Моралиях» Плутарха. Кстати Сказать, этот памятник позднеантичной литературы был хорошо знаком византийским ученым и писателям XIII—-XIV вв. Чрезвычайно характерен для этих веков и тот факт, что в полном виде «Мо-ралии» увидели свет и даже получили свое название именно в это время, благодаря энергии и горячей любви к античности Максима Плану да.
Как византийские энциклопедисты наиболее прославились Феодор Метохит, его друг и наставник его детей Никифор Гри-гора и Варлаам. Метохиту принадлежит попытка изложения всего круга современных ему наук — около 120 небольших очерков по самым разным отраслям знания, объединенных общим заглавием «Гномические заметки и памятки». Зависимость от Плутарховых «Моралий» здесь очевидна. Это обнаруживается не только в композиции всего собрания, в тематическом расположении очерков, но и в том, что самый большой из очерков посвящен именно Плутарху. Свое отношение к античному наследию Метохит выразил наиболее ясно в трактате «О математической науке», где он сравнивает античную науку и философию с «наполненной рыночной площадью, где каждый может купить все, что захочет» (гл. 1). Необходимость «всеохватывающего знания древности» он защищает в сочинении о Дионе Хрисосто-ме — ораторе, стиль которого для Метохита служит образцом в весьма значительной степени.
По своему подходу к творчеству разбираемых писателей Метохит не походит ни на одного из своих предшественников на поприще литературной критики, которая до XIII в. успела уже проделать значительный путь, пройти через различные исторические эпохи. Сочинения Метохита, по сравнению со всеми предшествующими опытами византийской литературной критики, являются ее принципиально новой ступенью. Метохит ставит своей задачей не изложение биографических реалий писателя, не последовательный обзор содержания его произведений, а возможно полное раскрытие его психологического облика, общую характеристику его образа мыслей, хотя в то же время он и не отказывается от характеристик частного плана, как, например, язык и стиль писателя. Любимым писателем Метохита был Плутарх, который, по мнению византийского писателя, «достиг удивительного знания в истории» и стал для него советчиком во всех жизненных ситуациях. Возможно, что и Синесий привлекал Метохита как один из первых византийцев, оценивших Диона Хрисостома, и как основной источник его знаний о знаменитом софисте.
В век изощренной и высокой риторики, с ее склонностью ко всякого рода абстракциям и с ее интересом, с другой стороны, к нормам классического языка, Метохита, естественно, мог заинтересовать Ксенофонт как образец аттицизма. «Знаменитого Ксенофонта называли «аттической пчелой»,— начинает Метохит
45
очерк о Ксенофонте,— а поэтому язык его выше всего ставили, к его пчелиному труду стремились».
Как уже упоминалось, Плутарху посвящен самый большой из очерков Метохнта (Miscellanea, р. 793)—«О Плутархе». О своей цели и о своем методе Метохит весьма определенно говорит в самом начале: «Теперь следует вспомнить о Плутархе и об огромной мудрости этого человека; о нем, пожалуй, легко сказать в общих словах, как бы совершенно произвольно выхватив из обширного материала короткие куски; но, вероятно, трудно придется тому, кто, не охватывая всего и отклонив многое, тщательно выберет отдельные места и использует их для своей цели; однако, обратившись к воспоминаниям, надо говорить о Плутархе так, чтобы слова создавали живой его образ».
Последующее изложение Метохита представляет собой пространный монолог, состоящий из огромных периодов. В монологе различаются четыре части. После рассмотрения Плутарха как философа и как историка Метохит обращается к языку Плутарха и, наконец, к литературным суждениям Плутарха, т. е. Метохит отбирает из знакомых ему произведений Плутарха лишь то, что представляется'ему наиболее заслуживающим внимания, как он и обещал. Вот схематическое изложение этих частей.
Первая часть посвящена энциклопедизму Плутарха. Для Плутарха-философа характерна восприимчивость ко всякому знанию (про? itaaTjv ao<ptav eo^xtos), поэтому он легко обращается к вопросам и крупным и мелким, «не разделяя их на великие и ничтожные». Затем Метохит отмечает, что Плутарх как философ занимается и естественными и точными науками, «вопросами нравственности и вопросами политики», а это напоминает современную классификацию «Моралий» по тематическому принципу, приведенную в универсально-справочной и сводной работе по Плутарху К. Циглера 52 Бегло упомянув о полемике Плутарха со стоиками, Метохит с особенным удовольствием и подробностями рассказывает о враждебном отношении Плутарха к Эпикуру,— здесь интересно отметить, что Метохит пользуется случаем, чтобы выразить свое полное согласие с Плутархом; он называет Эпикура «учителем всяческой гордыни, беспорядочности в религии и в заботе о добродетели»; в другом месте он снова говорит о «гнилой и отвратительной мудрости» эпикурейцев, о разнузданности их суждений, об их грубых шутках.
Предыдущая << 1 .. 15 16 17 18 19 20 < 21 > 22 23 24 25 26 27 .. 203 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология