Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Всемирная история -> Фрейберг Л.А. -> "Античность и Византия " -> 190

Античность и Византия - Фрейберг Л.А.

Фрейберг Л.А. Античность и Византия — Наука , 1975. — 424 c.
Скачать (прямая ссылка): antichnostivizantiya1975.pdf
Предыдущая << 1 .. 184 185 186 187 188 189 < 190 > 191 192 193 194 195 196 .. 203 >> Следующая

386
других можно рассматривать средневековую западноевропейскую и арабо-мусульманскую науку.
Три перечисленных ответвления имели между собой много общего и находились в достаточно тесной связи, чтобы их можно было считать частями единой системы — средневековой науки средиземноморского бассейна. Связь выражалась в переводах классических научных трудов с греческого языка на латинский, р арабского на греческий и т. д. (особенно в позднее средневековье; делались также переводы на сирийский, древнееврейский, армянский языки), в бывших обычным явлением переездах ученых и философов из одной страны в другую, чаще всего от двора одного монарха ко двору другого (в частности, от мусульманского к христианскому и обратно) 1, поскольку отличительной чертой средневековой науки являлась слабость или отсутствие самостоятельной институционализации. Помимо этой черты, типологическая общность византийской науки с другими ответвлениями науки средневековья выражалась в телеологических формах мышления, в тяготении к символизму, в неразвитости индуктивного метода и в связи с этим в частом смешении достоверного и недостоверного. Отсюда развитие астрологии, которая представляла собой едва ли не главное «практическое применение» астрономических знаний2; или вставляемые посреди вполне рациональных агрономических предписаний советы типа «Закопай шкуру гиппопотама посреди усадьбы, и молния туда не упадет» или «Змеи не будут беспокоить голубей, если в четырех углах голубятни напишешь «Адам»3. Характерны также такие черты, как художественная форма научных произведений (например, Метродор в VI в. облекал свои арифметические выкладки в четверостишия 4) и вообще объединение науки и искусства в понятии умения, (латинское агз);
включение музыки в квадривиум (вместе с геометрией, арифметикой и астрономией; мистика чисел служила неким связующим звеном между учением о звуках и созвучаях, основанным на отношениях чисел, богословским гнозисом с его понятиями о троице, седьмерицах и т. д., церковной музыкой и математикой) .
Однако по сравнению с западноевропейской или арабской наукой средневековья византийская наука имела то отличие, что она (как и вообще византийская культура) более непосредственно примыкала к наследию и традициям античности: как к греко-эллинистической древности (благодаря языку и поддержанию литературных традиций), так и к Риму, несомненной правопреемницей которого Византия имела основания себя считать. В IV—V вв. казалось, что с эллинским прошлым покончено, и сожжение библиотек и убийства ученых внешне ознаменовали этот разрыв. Тем не менее в мышлении и характере византийцев от классической древности сохранялись многие черты, которые все более выступали по мере того, как империя
387
теряла свои негреческие территории и становилась монархией эллинов. Знание Гомера, древнегреческих трагиков и мифологии, Пиндара, Феокрита всегда оставалось неотъемлемым элементом византийской образованности. В течение всего средневековья и позже древнегреческие научные (равно как и псевдонаучные) традиции не пресекались на Балканском полуострове и в греческой Малой Азии. Например, поздние греческие рукописи, говорящие о предсказаниях погоды, дают поразительное совпадение с текстами Плиния, причем М. А. Шангин показал, что это не могло быть результатом заимствования: «Текст рукописи XVIII в. сохранил ту самую античную традицию, от которой исходил Плиний и которая дошла в некоторых греческих отрывках»Б. С другой стороны, римский антисциентизм, связанный с подчеркнутым практицизмом и культом завоеваний 6, не привился в Византии, политика которой не была столь экспансионистской. Появившееся в Византии позднее пренебрежение к светскому мышлению отправлялось от иной, не от военно-административной, а от религиозной аксиологии; видимо, сходное пренебрежение в каких-то формах проявляется на определенной стадии развития любого варианта христианской идеологии7. Приблизительно до VIII в. Византия в культурном и научном отношении первенствовала среди стран средиземноморского бассейна.
Это первенство было весьма относительным: по сравнению с античной и в особенности александрийской наукой Византия также сделала шаг назад. «Христианская топография» Козьмы Индикоплова отвергла шарообразность Земли; не было создано ни систем геометрии, сопоставимых с Евклидовой, ни сборников тщательных наблюдений, подобных теофрастовским, ни научных центров типа Александрийского музея. В этом смысле разрыв с античностью был характерен для Византии, как и для всего средневековья, и поддержание научных традиций вплоть до эпохи Возрождения оставалось преимущественно пассивным. Что касается византийских церковных авторитетов, одни из них (например, Василий Великий в своих «Беседах на Шестоднев») оценивали светские науки довольно высоко, признавая их пользу при должном употреблении, другие (Иоанн Златоуст) относились к ним неодобрительно, но эти опенки касались преимущественно языческой поэзии и философии как «мудрости века сего», позитивные же науки представляли мало актуальных вопросов. Успехи в области теории чисел были достигнуты Б VI в. Домнином Ларисским', Метродором * и Асклепием Тралльским, написавшим также известный комментарий к «Метафизике» Аристотеля10. Географические знания VII в. были подытожены Феофилактом Симокаттой и Аэтиком Истером, в представлениях которых господствует полнейшая путаницаи. Византийские высшие школы, восходящие к античности, в течение раннего средневековья оставались единственными в Европе,
Предыдущая << 1 .. 184 185 186 187 188 189 < 190 > 191 192 193 194 195 196 .. 203 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология