Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Всемирная история -> Фрейберг Л.А. -> "Античность и Византия " -> 165

Античность и Византия - Фрейберг Л.А.

Фрейберг Л.А. Античность и Византия — Наука , 1975. — 424 c.
Скачать (прямая ссылка): antichnostivizantiya1975.pdf
Предыдущая << 1 .. 159 160 161 162 163 164 < 165 > 166 167 168 169 170 171 .. 203 >> Следующая

333
изнеженности, нечто среднее между мужчиной и женщиной. Представленный был в состоянии расслабления, как бы в усыплении или в упоении, лежал небрежно на роскошной колеснице, которую по хороводу менад возили звери, и на него обильно лилось из чаши вино. Это изображение окружали какие-то неумолкающие чудовища с косматыми лицами, которые скакали около него на козьих ногах» (III, 197—198). Приведенное описание с полным правом могло бы занять свое место среди лучших образцов позднеантичной греческой прозы.
Григорий Назианзин, будучи ортодоксальным теологом, на всю жизнь сумел сохранить влечение к традициям античной лирики. В этом, безусловно, сказалось полученное им в юности классическое образование. Стоит прислушаться, как тоцко и самоуглубленно он передает свое состояние в слове, произнесенном о самом себе: «Однажды, когда день уже склонялся к вечеру, ходил я один, погрузившись сам в себя, и местом прогулки был морской берег. Всегда имею обычай облегчать труды такими отдыхами. Потому, что и тетива, постоянно натянутая, не выдерживает напряжения, а надо ее спускать с стрелы, чтоб можно было снова натянуть и чтоб она была не бесполезной для стрелка, но годилась в случае употребления, ...Море волновалось и завывало, а волны, как обыкновенно бывает в таких бурях, одни восстав вдали и постепенно, то достигая наибольшей высоты, то понижаясь, сокрушались в пенистые и высоко летящие брызги. Тут были выбрасываемы небольшие камни, поросты, улитки и самые легкие раковины, и некоторые опять поглощаемы с отливом волны. Как твердо и неподвижно стояли скалы, как будто ничто их не тревожило, кроме того, что ударялись о них волны» (II, 299—300). Здесь, даже в сравнительно небольшом отрывке, сказывается одна из отличительных черт произведений Григория, умевшего так говорить о своем личном, что его слова приобретали общественный резонанс10.
При всей отрывочности приведенных примеров нельзя не заметить разнообразия используемых Григорием античных мотивов и параллелей. Обращение к античности обусловлено различными побудительными причинами: иногда обстоятельствами жизни автора, иногда тематикой его произведений или же просто конкретными вопросами, освещение которых требовало сравнительного материала.
Византийская рукописная традиция знала различные типы сборников гомилий Григория Назианзина. Наиболее популярным из них был сборник шестнадцати литургических гомилий, которые нередко снабжались иллюстрациями. В одних случаях они располагались свободно на листах или соседствовали с текстом, а другие оказывались вписанными в обрамления фронтисписов, заставок или же являлись составной частью фигурных инициалов. Тематический состав и редакции циклов иллюстраций гомилий Григория Назианзина сравнительно недавно
334
были изучены Г. Галаварисом, опубликовавшим итоги своих научных разысканий в виде фундаментального исследованияп. Иллюстрируя литургические гомилии, византийские миниатюристы, естественно, отдавали предпочтение сюжетам назидательного характера. Поэтому среди снабженных миниатюрами произведений нет ни полемических сочинений против Юлиана, ни надгробного слова брату Кесарию — человеку светского звания (хотя он, по отзыву Григорий Назианзина, был человек благочестивый), а также ряда других гомилий, в которых мы могли указать античные мотивы. В наиболее раннем из дошедших до нашего времени циклов иллюстраций гомилий Григория (880—883) при выборе тем, наоборот, художники как будто намеренно избегают античной тематики 12.
Распространение лицевых византийских рукописей гомилий Григория Назианзина начинается только с XI в., находясь в самой тесной связи с возросшим интересом к патристической литературе 13. И хотя нельзя сказать, что тематический состав иллюстраций произведений Григория остается тем же для конца XIV в., каким он нам известен по хранящемуся в парижской Национальной библиотеке, сборнику, единственным исключением в смысле введения в миниатюры мифологических сюжетов является рукопись XI B.Taipou (№ 14) Патриаршей библиотеки в Иерусалиме14, а также рукопись gr. 1947 Ватиканской библиотеки 15. Однако здесь сюжеты из древнегреческой мифологии также фигурируют не среди иллюстраций гомилий Григория Назианзина непосредственно, но лишь в миниатюрах, сопровождающих комментарии к ним Псевдо-Нонна. К- Вейцман проделал весьма скрупулезную работу по выявлению классических основ этого цикла иллюстраций, а также по отысканию их возможных источников 16. Только два примыкающих отчасти к этому циклу сюжета, а именно изображения гибели поражаемого св. Меркурием Юлиана «Отступника» и смерти арианствующего императора Валента, можно указать среди маргинальных миниатюр рукописи XI в. в русском монастыре св. Пантелеймона на Афоне, № 6 (л. 242 об.) и в рукописи того же времени в Иверском монастыре на Афоне, № 271 (л. 252 об.) 17.
Значительно большим успехом по сравнению с мифологическими пользовались у византийских иллюстраторов гомилий Григория Назианзина буколические сюжеты, в основном навеянные словом на Новую неделю, на весну и на память мученика Маманта, где приведено удивительно тонко прочувствованное изображение пробуждающейся весной природы: «Смотри, каково видимое! Царица годовых времен исходит в сретение царицы дней и приносит от себя в дар все, что есть прекраснейшего и приятнейшего. Ныне небо прозрачно; ныне солнце выше и злото-виднее, ныне круг луны светлее и сонм звезд чище. Ныне вступают в примирение волны с берегами, облака с солнцем, ветры с воздухом, земля с растениями, растения со взорами. Ныне ис-
Предыдущая << 1 .. 159 160 161 162 163 164 < 165 > 166 167 168 169 170 171 .. 203 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология