Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Всемирная история -> Фрейберг Л.А. -> "Античность и Византия " -> 144

Античность и Византия - Фрейберг Л.А.

Фрейберг Л.А. Античность и Византия — Наука , 1975. — 424 c.
Скачать (прямая ссылка): antichnostivizantiya1975.pdf
Предыдущая << 1 .. 138 139 140 141 142 143 < 144 > 145 146 147 148 149 150 .. 203 >> Следующая

В отличие от вечного кругооборота, вечного, равного покою, возвращения, представленного в греческой философии, эон у Евсевия растет («3581) и движется по прямой Прежде чем перейти в связи с этим к концепции истории у Евсевия, рассмотрим характер этого движения.
При описании управления космосом и движения космоса центральным оказывается образ всадника. С самого начала, противопоставив модусу управления эоном его прямую и бес-частную природу, Евсевий говорит, что эон несет на спине
293
бога, а тот, правя им сверху (амш&вм — преж-
де всего значит «править вожжами»), взнуздал его, словно поводьями, узами неизреченной мудрости. Тот же образ повторяется и после второго описания процесса творения: «царь вселенной» ведет всецелый зон, взнуздав его узами мудрости и различно правя поводьями (гонхЕХше Это движение
далее сравнивается с бегом на ристалище, так что тут есть и «награда за победу в состязании», и «стадии», и «дистанции», и «меты», и т. п. А после того, как все, что создавалось из оХч], предстало прекрасной и совершенной Вселенной, называемой по-прежнему зон, зон еще раз сравнивается с «царским конем» фатХтос 1'тгое), бегущим по кругу года.
Мир — коньи высшее божество как всадник не есть изобретение одного Евсевия; это подтверждается различными мифологическими традициями. Насколько можно судить по справочнику Джоубе, мифологический конь представлен более всего в индийской, скандинавской, ирландской и греческой традициях (в последнем случае, впрочем, это в основном уже антропомор-физированные Хрис-иппы и Гипп-алки) 34. Конь — символ множества самых различных явлейий, но преимущественно это конь солнца, конь ветра и облаков и, наконец, конь — символ времени, символ целого мира и мира-времени. Своего рода ми-филогическая универсалия — черный и белый конь, черный и белый всадник, близнецы кони или всадники типа Диоскуров и Ашвинов, символизирующие день и ночь. Связан со временем конь Калки, который явится в конце века Кали; времена года, греческие Горы — небесные конюхи или кони35; индийский Дьяус, бог неба и света, описывается иногда как черный конь, покрытый жемчугом (звездное небо); Гиппа (Лошадь) изображалась с лошадиной головой и называлась у орфиков (пифаго-рийцев?) душой мира 36. Ряд можно продолжать и за счет различных ритуалов жертвоприношения коня, но если говорить о собственно мифологических текстах, то самым знаменитым будет конь из Брахадараньяка-упанишады37. Здесь каждая часть тела космического коня является одновременно и частью мира. Любопытно, что из двадцати одной «пары» треть приходится на «части» времени: утренняя заря — голова, год — туловище, времена года — члены, месяцы и полумесяцы — суставы, дни и ночи — ноги, восход — передняя часть туловища, закат — задняя часть. Г. Юнкер назвал коня «арийским символом времени» 38.
Что же руководит Евсевием, когда он «раегчленяет» зон и называет его конем? Можно, конечно, считать, что все это риторический прием, развертывание метафоры «бразды правления», но нам кажется, что и сама такая метафора — окаменевший фрагмент мифа. Хотя в традиции древних семитов, на которую мог сознательно или неосознанно опереться Евсевий, коню уподобляются ангельские и земные силы под властью небесного
294
монархам, все же «генетическое» объяснение будет недостаточным. Время-конь или, не менее часто, время-возница“ принадлежат, видимо, к константам мифомышления.
Конечно, Евсевий не называет эон конем прямо, но, будучи не чужд представлению о «живом зоне», он сравнивает эон с конем, проводя это сравнение через весь текст. Это Гтсяос «как бы конь». Все эти и шагсер подчеркивают, что речь о подобных неизреченных предметах должна быть по возможности правдоподобной, так сказать, «адекватной» она не бывает*1. И вот для описания жизни мира, хода мировой истории Евсевий использует мифологический образ. Не ради украшения прибегает к нему, но и не может описать то, что описывает, вне «языка мифа». Это сравнивание с конем прямо противоположно случаю с гомеровскими сравнениями. Мифологическая часть гомеровского сравнения (сравниваемое) поясняется через реалистическое; непонятная сама по себе мифологическая часть требует понятийной парафразы 42. В нашем же случае философская спекуляция нуждается в подкреплении мифологическим, конкретным, образным.
Вот этого-то коня, свой эон, «великий царь», привязав уздой мудрости (7jvta[? aotpiac) к кругу всего года, передает Логосу. Приняв бразды зона, Логос начинает свой путь по прямой.
Очевидно противоречие между «кругом года», разнообразными направлениями, по которым движется космический конь и всадник (псяжлмс трю/йч, хаХшс i/etv оыта xaxacpaiveiai), временами года, опоясавшими эон, всеми теми преобразованиями, которым он, «прямой по природе», подвергся, и утверждением, будто бы он все-таки движется по прямой.
Мы не рассмотрели еще характер движения эока-космоса в «третьем описании» мироустроения, описания в терминах числовой символики (VI, 11—17). Слова «эон» здесь нет, нет и движения космоса. Движутся только числа. Но и они бегут шапер sv irspi-Spdati) — как бы по кругу; и здесь меты, дистанции, обороты, поворотные пункты, дорожка стадиона. Характеристики совершенных чисел мы приводили выше, движение же их представлено так: «Единицы увеличиваются через сложение и ограничиваются десятью. Имея в десятерице круг (собственно — «поворотный пункт»— xaijijc-tTjpa; Mss.: р^тера, но «матерью чисел» названа выше монада) н межевую ограду, они совершают в ней свой круговой бег, как в цирке; протекши же второй круг, третий, четвертый и так далее — до десяти, из десяти десятериц производят сто и потом возвращаются к первой точке вержения. Отсюда снова начав свое движение и совершив его десять раз, т. е. обошедши свое поприще десятижды сто, на обратном пути по тем же кругам, через вращение из себя на самих себя (е? ошком etc ?ошtac avaxuxkoupevai) пробегают огромные расстояния... Десятерица есть предел единиц, есть их круг, их грань (харттт|р хатаста-ихйс, о рос): круг бесконечности чисел (харттчр z-ifi aimpiac Kpi&|jtujv), грань и конец единиц
Предыдущая << 1 .. 138 139 140 141 142 143 < 144 > 145 146 147 148 149 150 .. 203 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология