Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Всемирная история -> Фрейберг Л.А. -> "Античность и Византия " -> 120

Античность и Византия - Фрейберг Л.А.

Фрейберг Л.А. Античность и Византия — Наука , 1975. — 424 c.
Скачать (прямая ссылка): antichnostivizantiya1975.pdf
Предыдущая << 1 .. 114 115 116 117 118 119 < 120 > 121 122 123 124 125 126 .. 203 >> Следующая

«Житие Киприана и Юстины» в обработке Метафраста сохранило немало фольклорных мотивов, и не случайно, по-видимому, в нем так много общего с древненемецкой легендой о докторе Фаусте. Сцены, в которых действуют чертенята, сначала маленькие, а потом самый главный черт, написаны с большим юмором; замечательно, что в образах вызванных Киприаном-ма-гом трех чертенят есть не только сходство с главным чертом, но и особые, индивидуальные штрихи, отличающие их от него. Самый главный бес «превосходил всех остальных бесов хвастов-
246
ством и чванливостью» (гл. 13); он «возбудил новую войну иного рода; отличалась она необыкновенным коварством и хитростью: приняв образ женщины, бес уселся рядом с девушкой и, набравшись наглой дерзости, не постыдился сказать ей, будто послан от бога» (гл. 14).
Следующий отрывок из жития —сцена появления первого черта и разговора его с Киприаном — показывает, как умело автор строит диалог: «Киприан тотчас же стал смотреть в книги, из которых мог извлечь сейчас пользу, и вызвал злого беса: он знал, что бес с радостью поможет в столь дурном замысле; ведь к его услугам не раз прибегал Киприан, желая добиться чего-либо значительного и необычайного.
— Если ты хорошо и быстро окажешь мне одну услугу,— сказал Киприан бесу,— я щедро отблагодарю тебя за нее и поставлю тебя главой над всеми остальными бесами.
А бес заискивающе и, как всегда, с гордостью произнес:
— Случалось ли такое, чтоб я не добился чего-либо с легкостью, стоило мне только пожелать? Ведь не раз уже разрушал я целые города, не раз помогал быстрому, грубому свершению отцеубийства, внушал непримиримую ненависть братьям или супругам, мешал многим из тех, кто хотел сохранить девственность. Я возбудил желание отведать мяса у монахов, вконец позабывших вкус мясной пищи, у тех самых монахов, которые поселились в горах и приучили себя к постоянному посту. Я соблазнил и склонил их отведать земных удовольствий; а тех, кто хотел отречься от всего плотского, приятного нам, и приобщиться к иной добродетели, я заставил отказаться от подобных помыслов и вернуться к привычным для них заботам. Впрочем, зачем я увлекся столь длинной речью? Сегодня дело само покажет, какие успехи у меня на этом поприще! Вот, возьми-ка это зелье,— бес дал Киприану наполненный чем-то кувшин,— вылей содержимое его в доме той девушки, и если не будет все, как сказал я, то впредь презирай меня за то, что не принесу тебе никакой пользы и признай меня совершенно бессильным».
Итак, есть основания полагать, что «Житие Киприана и Юстины» Симеон Метафраст подверг лишь стилистической обработке, не меняя содержания. Текст сказания о Георгии Победоносце, напротив, подтверждает ту мысль, что Симеон Метафраст в немалой степени изменил дошедшее до нас предание, одни эпизоды опустив, другие добавив. Это убедительно показал К- Крумбахер в фундаментальном исследовании жития Георгия Победоносца. Сравнив ряд текстов, которые мог использовать Симеон Метафраст, исследователь пришел к выводу, что в основе Метафрастового лежит так называемый «нормативный» текст начала X в, или очень близкий к нему, дошедший до нас в многочисленных рукописях: Vatic, gr. 1160 (916 г.); Paris, gr. 499 (X в.); 771 (XII в.), 897 (XIV в.), 1447 (XI в.);
247
Ambros. А 60 sup., 8 (XIII в.), D 92 sup., 259 (XI в.). F 144 sup., 377 (XI в.), F99 sup., 353 (XIII в.) 52. Согласно доказательству К. Крумбахера, Симеон изъял из «нормативного» текста предисловие, заменив его на введение исторического характера, вставив текст оракула, который, по мнению К. Крумбахера, непонятен 53. Далее, византийский агиограф X в. счел необходимым исключить из имевшегося в его распоряжении текста содержание императорского эдикта о преследованиях христиан, монолог Георгия и другие конкретные подробности. Вместо них он ввел упоминание о родителях Георгия, о путешествии его в Палестину, о ранней смерти матери будущего святого, эпизод с волшебником Афанасием, наконец, завещание Георгия. Работу Симеона Метафраста над первоначальной рукописью жития Георгия Победоносца К- Крумбахер охарактеризовал как измышления или изменения, которые «портят и опошляют... По содержанию этот текст Метафраста — самый плохой во всей греческой литературе, связанной с Георгием, и приходится только удивляться, как такой текст получил столь большое распространение»14.
Очевидно, что вопрос о принципах, с какими Симеон Мета-фраст подступал к обработке написанных за десять веков греческой агиографии текстов, весьма сложен и решение его невозможно без дальнейших кропотливых исследований, направленных, главным образом, на сравнение дометафрастовских и метафрастовских текстов житийной литературы в тех случаях, когда такое сравнение возможно.
X век в истории византийской агиографии знаменит не только собиранием и обработкой написанных ранее житий, но и возникновением новых памятников, в которых сказались не имевшие прежде места, а намечающиеся сейчас тенденции литературного процесса в целом: секуляризация литературы, сближение агиографии с другими жанрами не церковной, а светской литературы. В первую очередь здесь следует назвать произведение, носящее двойное заглавие: «Псамафийская хроника, или Житие Евфимия»; написано оно в первой половине X в. неизвестным монахом Псамафийского монастыря в Константинополе55. Уже в заголовке сочинения очевидна новая его специфика: оно стоит словно бы на перепутье между агиографией и исторической хроникой, и потому в нем сочетаются существенные признаки того и другого жанра. Для истории «Житие» интересно как богатейший источник сведений внутренней и внешней политики Византийской империи конца IX — начала X в. и как произведение, отражающее идеологию константинопольской знати первой половины X в.
Предыдущая << 1 .. 114 115 116 117 118 119 < 120 > 121 122 123 124 125 126 .. 203 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология