Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Всемирная история -> Фрейберг Л.А. -> "Античность и Византия " -> 117

Античность и Византия - Фрейберг Л.А.

Фрейберг Л.А. Античность и Византия — Наука , 1975. — 424 c.
Скачать (прямая ссылка): antichnostivizantiya1975.pdf
Предыдущая << 1 .. 111 112 113 114 115 116 < 117 > 118 119 120 121 122 123 .. 203 >> Следующая

«После этого осталась у Филарета одна корова с теленком, осел и двести пятьдесят ульев с медом. Пришел к Филарету другой нищий и стал умолять его такими словами:
—? Раб божий! Отдай мне хотя бы одного теленочка! Да начнется мое благополучие с твоего благословения, ибо даяние твое чистосердечно, и когда оно входит в дом, то благословение твое обогащает и приумножает его.
Привел Филарет теленочка и с радостью отдал его нищему; тот привязал и пошел весело своею дорогой. А мать теленочка побежала к дверям хлева с таким громким мычанием, что старцу даже жаль ее стало. Жена его, услыхав мычание ко-
240
ровы, почувствовала, что внутри у нее все надрывается, будто она собирается родить. Говорит она своему мужу:
— Ну, хорошо, своих детей ты не пожалел, но неужели ТЬ' не чувствуешь сострадания к этой плачущей корове? Неужели дозволишь, чтобы она рассталась с своим родным детенышем? Значит, ты и меня не пожалеешь, если я расстанусь с тобой или с детьми родными?
Муж обнял жену свою и благословил ее такими словами:
— Да благословит тебя господь за то, что сказала мне верное слово, ибо я поистине безжалостен и немилостив, разлучая теленка с родной матерью; бог прогневается на меня за это».
К третьему направлению византийской агиографии VIII— IX вв. принадлежат произведения, обладающие признаками и первого, и второго направлений. Примером могут служить жития Стефана Нового и Стефана Сурожского, запечатлевшие некоторые, порою весьма существенные моменты идеологической борьбы в Византийской империи VIII—IX вв., развернувшейся в связи с вопросом об иконопочитании. В открытой форме это религиозное движение продолжалось более столетия: со времени поддержки императором Львом III в 726 г. первого выступления малоазийского духовенства против иконопочитания и до постановления собора от 11 марта 843 г., которым утверждалось иконопочитание. Спор о том, следует почитать иконы или нет, захватил решительно все слои византийского общества, но возникло это движение в народной среде37. Разногласия по вопросу об иконопочитании доходили порой до ожесточенных кровавых схваток между сторонниками иконопочитания и противниками его. Преследования, репрессии, производимые импе-раторами-иконоборцами, принимали подчас жестокие формы.
Приверженцы того и другого направлений выступали и на литературном поприще, но произведения иконоборцев были все уничтожены после победы иконопочитателей. Зато труды победителей бережно сохранялись, так же, как и многочисленные агиографические произведения, запечатлевшие некоторые моменты иконоборческого движения. Пострадавший от иконоборцев мученик становится излюбленным героем агиографии VIII—? IX вв., в которой даже оживает забытая в V—VII столетиях форма мартирия; правда, нередко мартирий называется все же житием.
Историческая ценность таких произведений не всегда одинакова в силу того, что порою они возникали по прошествии довольно длительного времени с момента кончины «мученика». Например, житие Стефана Нового было написано через 42 года после его смерти. Автор жития — диакон Софийского собора в Константинополе — не мог, конечно, знать подробностей жизни Стефана, но тем не менее написанное им житие — типичное для той эпохи художественное произведение. Во-первых, желая придать рассказу подобие достоверного, автор прибегает к приему
241
вымышленных речей. Во-вторых, агиограф удовлетворяет повышенный интерес широких слоев читателей к рассказам о различных чудесах и видениях: он описывает явление во сне богородицы, предсказавшей матери Стефана рождение сына; самого Стефана изображает провидцем будущего и совершающим чудесные исцеления. В-третьих, пристрастие византийских авторов к подробным детализированным описаниям страданий человека, сказавшееся и в другихжанрахлитературы того времени, заметно и в «Житии Стефана Нового»: о его смерти рассказано с натуралистическими подробностями.
Другой типичный пример жития «святого», пострадавшего в борьбе за иконопочитание,— «Житие Стефана Сурожского»38. Время его появления точно определить не удается, но, несомненно, это конец иконоборческого движения, ибо в «Житии» главным гонителем иконопочитателей выступает один из последних императоров-иконоборцев Лев V (813—820 гг.). Написанное безвестным автором, житие характерно прежде всего точным соблюдением канонической агиографической схемы: вначале автор повествует о рождении Стефана «от благочестивых и боголюбивых родителей», умалчивая об их социальном положении, затем о годах его детства и ранней юности, проведенных в упорном приобретении книжных знаний; наконец, о раздаче им всего имущества, оставшегося после смерти родителей, и уходе его в монастырь. С течением времени, проявив выдающиеся добродетели, Стефан становится архиепископом. Он обличает иконоборцев, даже самого императора, за что его бьют камнями и палками, а потом заключают в темницу. Перед смертью Стефан сотворил много «чудес»; свершались они и после его кончины.
«Житие Стефана Сурожского» следует канону не только в композиции, но и в традиционных эпитетах и сравнениях, характеризующих «святого»: «всесвященнепший Стефан», «возводится на архиепископский престол», «полагается как свет на светильник», «словно солнце всех он освещает и веселит светлою своею жизяию», «пастырь добрый нашел словесных овец своих, исполненных великой печали» (§ 2, 3). Как видно по этим эпитетам, сравнениям и характеристике Стефана, автор создал обобщенный образ мученика, пострадавшего за иконопочитание. Не менее общо обрисован и император-иконоборец: в его характеристике подчеркнуто лишь одно качество — сходство со зверем (такую игру слов подсказывает само имя императора): «И посылает зверообразный лев волков-аравитян, оруженосцев своих и пособников, и похитили они божыо овцу» (§ 3); «И сошедши с корабля, этот воинственный муж, облачившись во всеоружие святого духа, схватился со зверем. И взрычавший лев никак не испугал его...» (там же) зэ.
Предыдущая << 1 .. 111 112 113 114 115 116 < 117 > 118 119 120 121 122 123 .. 203 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология