Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Всемирная история -> Фрейберг Л.А. -> "Античность и Византия " -> 106

Античность и Византия - Фрейберг Л.А.

Фрейберг Л.А. Античность и Византия — Наука , 1975. — 424 c.
Скачать (прямая ссылка): antichnostivizantiya1975.pdf
Предыдущая << 1 .. 100 101 102 103 104 105 < 106 > 107 108 109 110 111 112 .. 203 >> Следующая

218
Начиная с III—IV вв, в греческой литературе появляются целые своды рассказов, которые читались на так называемых синаксах (от греч. oov?ycjjwu —• «собираюсь», «соединяюсь») — сходках православных христиан, происходивших не в богослужебных целях, а для чтения избранных мест из сочинений христианских авторов. Собрание текстов этой литературы, среди которых большое место занимали жития «святых», чья память отмечалась в тот или иной день, называлось синаксарием.
Свод текстов одних только житий, составлявшийся в хронологическом порядке по дням и месяцам кончины «святых» или перенесения «мощей», получил название минеи, или минология (греч, p-Tjva?a от —«месяц»). Такие своды-календари писались в церквах, монастырях, а одна из дошедших до нас миней была составлена при константинопольском дворе. В науке XX в. принято мнение А. Эргарда, высказавшегося за то, чтобы эту минею назвать царской, так как почти все имеющиеся в ней жития заканчиваются словами, обращенными к царю®, Известная нам редакция этой минеи, как доказал В. В. Латышев, относится к концу X в. и вышла из-под пера Симеона Метаф-раста 3; но вполне вероятно, что Метафраст осуществил только окончательную редакцию минеи, а составлялась она в течение нескольких столетий до него. Древнейшее из известных нам собраний житий по месяцам использовал в своей «Церковной истории» Евсевий Кесарийский (260—340 гг.) 4.
Иногда минея могла включать в себя и синаксарь, как показывает один любопытный фрагмент из минеи XII в. в рукописи Angelicus gr. 106, fol. 3, 9, хранящейся в Риме5. Поэтому Жак Норе призвал исследователей строго различать минеи с си-наксариями и без них6.
Героем агиографического повествования могло быть любое лицо — мужчина или женщина, человек богатый (в прошлом — маг-язычник Киприан) или бедный (Филарет Милостивый), образец высокой нравственности, не колеблемой никакими соблазнами в течение всей его жизни (Антоний Египетский), или человек, вначале запятнавший себя нравственными пороками, но потом раскаявшийся и ступивший на стезю добродетели (Мария Египетская до 30-летнего возраста вела распутный образ жизни; затем в течение 40 лет жила уединенно в Заиорданской пустыне). Героями моглн стать безвестные прежде, простые воины (жители Амория, Георгий Победоносец) и патриархи (Тарасий, Никифор — патриархи константинопольские 784—806 и 806— 815 гг.), монахи (Зенон, Иоанн Дамаскин), пресвитеры (Василий из Анкиры в Галатии — области Малой Азии).
Греческая агиографическая литература объединяет два рода произведений этого жанра; «мартирий» (от греч, слова [/afr?ptov — «мученичество»), повествующий о мученичестве христианина, подвергшегося гонению от язычников в период поздней Римской империи7. Вторая разновидность агиографическо-
го
го жанра — собственно житие (или «биос» — рю<;), рассказывающее о жизни мирно скончавшегося святителя церкви, религиозного подвижника или вообще благочестивого, согласно этике православных христиан, человека. Иногда произведение агиографии повествует и о жизни христианина, и о мученичестве его, что подчеркивается заглавием, например: «Житие, обращение в христианство Галактиона и Эпистимии и мученичество их», «Житие и мученичество святых Киприана и Юстины». Но такого рода произведения, по-видимому,— результат более поздней письменной обработки ранних сказаний (названные произведения известны нам в переработке знаменитого систематизатора византийской агиографической литературы Симеона Мета-фраста, т. е. относятся ко второй половине X в.). Из ранних же произведений агиографической литературы, отчетливые следы которых можно видеть в IV, V и VIII книгах «Церковной истории» Евсевия Кесарийскогоявствует, что основное внимание в них уделялось именно рассказу о мученичестве исповедника христианской религии, подвергавшейся гонениям со стороны государственных властей поздней Римской империи. Поэтому исторически и хронологически мартирий предшествует биосу, возникающему уже после прекращения гонений на христиан со стороны язычников и продолжающему существовать на протяжении почти всей истории византийской литературы.
Широкое распространение биоса не означало полного вытеснения мартирия: эту форму агиографического повествования использовали и позже, в тех случаях, когда следовало рассказать о притеснении христиан со стороны арабских, персидских или турецких завоевателей, приходивших на византийскую землю. Таково сказание о сорока двух защитниках Амория, пострадавших от арабов в 838 г. Согласно наблюдению X. М. Лопарева, о смерти христианина, погибшего от руки императора-икоко-борца, рассказывалось не в мартирии, а в биосе, что видно на примере жития Стефана Нового, замученного при императоре Константине V Копрониме (741—775 гг.) в.
Произведениям греческой агиографической литературы на всем протяжении этого жанра, за редким исключением, свойственны черты индивидуального творчества какого-либо автора, независимо от того, скрыл он от современников и потомков свое имя или пожелал оставить его. И все же, начиная с VI в,, в самой форме повествования возникают вполне очевидные общие признаки. Они одинаковы для подавляющего большинства агиографических произведений, однако в большей степени присущи житиям и в меньшей — мартириям. Такие кочующие с этого времени из одного жития в другое общие черты, наиболее ярко выраженные в тематике и в композиции, привели, в конце концов, к созданию канона житийного произведения: в первых строках, после вступления — рассуждения на «душеспасительную» тему (иногда такого вступления нет), автору следовало
Предыдущая << 1 .. 100 101 102 103 104 105 < 106 > 107 108 109 110 111 112 .. 203 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология