Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Всемирная история -> Фрейберг Л.А. -> "Античность и Византия " -> 100

Античность и Византия - Фрейберг Л.А.

Фрейберг Л.А. Античность и Византия — Наука , 1975. — 424 c.
Скачать (прямая ссылка): antichnostivizantiya1975.pdf
Предыдущая << 1 .. 94 95 96 97 98 99 < 100 > 101 102 103 104 105 106 .. 203 >> Следующая

При всей кажущейся анонимности зачина Симокатты в нем присутствует то, что выдает автора, хотя авторская оригинальность прооймионом не декларируется. Риторичность «Диалога Истории и Философии», риторичность собственно преамбулы — фактическая демонстрация своего подхода к теме — предполагают и получают в действительности риторичность сочинения в целом. «История» Симокатты - скорее панегирик императору Маврикию (582—602 гг.), чем история его правления, так же как преамбула Феофилакта — панегирик Истории. Энкомиаст Симо-катта дает о себе знать в равной степени в предисловии и в самом сочинении. Между вступлением и «Историей» нет противоречия, они стилистически связаны и взаимообусловлены.
Хорошо знакомый с предшествующей историографической традицией хронист Феофан видел (или привык видеть?) в прооймионе неотъемлемую часть исторического повествования, иначе он не открыл бы своей «Хронографнн» привычным зачином. По до какой степени сохранен им смысл этого «словесного жеста» изготовки к долгому рассказу?
Феофан начинает не с себя2*, а с блаженнейшего Георгия, синкелла патриарха Тарасия (784—806 гг.): «Блаженнейший авва Георгий, бывший синкеллом Тарасия, святейшего патриарха Константинополя, муж мудрый и многознающий, прочитав многих хронистов и историографов, тщательно изучив их... со-
206
ставил краткую хронографию от Адама до Диоклетиана, императора ромеев и гонителя христиан. Уточнив... годы, согласовав их разногласие, исправив и составив так, как никто до него, описав правление и годы древних императоров... он добавил [годы] архиереев великих вселенских престолов... как тех, кто пас церковь православно, так и тех, кто правил разбойно в ереси...»25 Это уже не вычленение автора из ряда предшествующих авторов в традиционном смысле. Пассаж распадается на два разноплановых пласта: похвалу Георгию и описание структуры его «Хронографии», Что мы узнаем от Феофана о сочинении его предшественника? Лишь то, что оно охватывало эпоху от Адама до Диоклетиана, давало годы правления императоров и церковных иерархов, то, что в нем уточнялась хронология,— не более того. Иными словами, читателю преподносится хронологическая структура, схема, а не то, что ее наполняет,— содержание. Если Агафий, делая четкое различие между собой и Прокопием, подробнейшим образом пересказывает содержание «Истории войн» и тем самым действительно вычленяет себя и предмет своего труда, то Феофан знакомит нас с некоей оболочкой, абстрактной и полой, обобщенной и обобщающей, а потому не отграничивающей и выделяющей частное, но, напротив, подчеркивающей общее: ведь хронологическая структура «Краткой хронографии» Синкелла в принципе однозначна хронологическим выкладкам «Хронографии». Слова Феофана о «правлениях императоров» слишком общи, чтобы видеть в них указание на содержание «Краткой хронографии».
Отвлеченность Феофана от конкретного содержания проступает еще яснее, стоит только обратиться к композиции «Краткой хронографии». Сочинение Георгия Синкелла построено по тематическому принципу, оно состоит из отдельных сюжетов, каждому из которых предпослано тематическое заглавие («Божественного писания о роде Каина», «Африкана о... хронологии египтян и халдеев» и т. п.26). Но наш хронист видит в труде своего учителя лишь хронологический остов.
Вполне традиционный мотив прооймиона (обстоятельства возникновения замысла) трансформируется у Феофана: «Когда же настиг его (Георгия.— //. Ч.) конец жизни и он не смог довести до предела своей цели,., он оставил нам книгу и дал повод восполнить недостающее» 27. Как это разнится от позиции Прокопия, Агафия, Симокатты! Прокопий берется за перо, ибо убежден, что никто другой не расскажет о войнах Юсти-нинана подробнее, правдивее и лучше, чем он сам; Агафий боится потратить жизнь на поэтические вымыслы и потому обращается к более «серьезному» делу — истории; Симокатта проникнут мыслью о поучительности истории.... Каждый из них утверждает свое право на тему. Не так у Феофана: он отказывается от авторства, ссылаясь на свою несостоятельность, Георгий заставляет его, и только это вынуждает хрониста продолжить иа-
207
чатое Синкеллом28. Причина возникновения «Хронографии» находится вне литературной сферы.
Самоуничижение — одна из основных добродетелей христианина, и было бы по меньшей мере странно видеть в Феофане (авторе начала IX в.) первого выразителя типично христианских представлений. Вместе с тем провозглашение собственного бессилия совершенно чуждо Прокопию; можно, конечно, говорить о каких-то сомнениях Агафия в успехе своего замысла, но эти сомнения, кстати сказать, легко преодолеваемые, совсем иного свойства — Агафий колеблется не потому, что отрицает в себе автора, подобно Феофану, а потому, что он опасается неудачи автора-поэта, взявшегося за исторический труд, оттого-то так настоятельно подчеркивается им близость поэзии и истории.
Ближе (но не более того) к позиции Феофана заключительная фраза преамбулы Симокатты20 (см. выше). Однако при ближайшем рассмотрении нетрудно заметить существенную разницу. Декларация беспомощности уравновешивается у Фео-филакта допущением мысли о том; что его «История», пусть даже местами, а не целиком, пусть случайно, а не намеренно, но все же может оказаться (или показаться) сочинением, не лишенным изящества. Наряду с этим то обстоятельство, что автор, цитирующий Гомера и Аристотеля, ссылающийся на античных географов, астрономов, математиков, автор, предворяю-щий свой труд риторическим диалогом Философии и Истории, «признается» в безыскусности и непритязательности своего стиля, невольно вызывает сомнения в искренности слов Симокатты,
Предыдущая << 1 .. 94 95 96 97 98 99 < 100 > 101 102 103 104 105 106 .. 203 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология