Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Средние века -> Макаров Н.А. -> "Русь в 13 веке: Древности темного времени" -> 249

Русь в 13 веке: Древности темного времени - Макаров Н.А.

Макаров Н.А. Русь в 13 веке: Древности темного времени — М.: Наука, 2003. — 406 c.
ISBN 5-02-008847-1
Скачать (прямая ссылка): drevnostitemnogovremeni2003.djvu
Предыдущая << 1 .. 243 244 245 246 247 248 < 249 > 250 251 252 253 254 255 .. 306 >> Следующая


Эта проблема еще более усложнилась после того, как было предложено называть “корчагами” только один из многочисленных типов амфор, а именно - амфоры с грушевидным туловом и дугообразными ручками (см. ниже наш тип I), которые, по мнению ряда исследователей, “на Руси назывались корчагами” (Новое в археологии Киева, 1981. С. 374). Опирается подобное мнение на находки нескольких граффити на амфорах такого типа, в которых эти сосуды действительно называются “корчагами”: кроме упоминавшегося граффито “[благодат]неша плона корчага си[я]”, это граффити “Мстиславля корчага” (“мстслвл крчгь”) (Гупало и др., 1970. С. 59, 60), “Сутшина корчага” (Калюк, Фридман, 1991. С. 26. Рис. 5) и “кро-ча[га] Прокоупов[а] (Медынцева, Моргунов, 1986. С. 57). Однако грушевидные амфоры с дугообразными ручками составляют самую распространенную на Руси разновидность АВК (см. ниже), и не удивительно, что большая часть граффити зафиксирована именно на них, к тому же эти амфоры были по размеру крупнее других, следовательно на них удобнее было наносить надписи. То, что подобные надписи пока не встречены на амфорах редко встречавшихся типов и сосудах небольших размеров, еще никак не может свидетельствовать о том, что эти амфоры назывались в древнерусском разговорном языке не “корчагами”, а как-то иначе. В Радзивилловской летописи, например, в миниатюре, иллюстрирующей известное место рассказа о “белгородском киселе”3, где упоминаются

3 Этот рассказ воспроизводит легенду об осаде Белгорода печенегами в 997 г. Рисунки летописного списка восходят к оригиналу XIII в.

“корчаги”, изображены люди, держащие в руках небольшие амфоры веретенообразной формы, т.е. относящиеся к иному типу амфорной тары (Радзивил-ловская летопись, 1902. Л. 72 об.). Поэтому гораздо более вероятным является предположение о том, что на Руси все разновидности амфор назывались “корчагами”, а граффити с упоминанием этого наименования сохранились лишь на сосудах самого распространенного типа.

При археологической атрибуции амфор термин “корчаги” представляется вообще неприемлемым, поскольку он не только вносит путаницу, но и является адаптированным, вторичным. Действительно, “корчага” - слово, обозначавшее в древнерусском языке вовсе не импортную керамику, а крупный тарный сосуд для хранения жидких и сыпучих тел (Словарь..., 1991. С. 373), разновидность горшков (Срезневский, 1893. С. 1411; Этимологический словарь...,

1982. С. 338). То же самое значение это слово сохранило и в живом русском языке (Словарь..., 1980. С. 109). Возможно, корчагами назывались в древнерусское время и крупные кувшины (Словарь..., 1991. С. 373; Словарь..., 1983. С. 347), так как в современном украинском языке сохранилось близкое значение этого слова (Словарь..., 1908. С. 288). Этимология слова “корчага” не вполне ясна, его истоки видят как в тюркских, так и в славянских языках (Этимологический словарь..., 1982. С. 338), но в любом случае оно появилось у восточных славян на заре их истории4. Поэтому нет оснований для сомнений в том, что импортные амфоры стали называть на Руси “корчагами” по аналогии с уже существовавшими в быту местными тарными сосудами. Термин “корчага” не являлся специфическим для обозначения амфор, он был лишь распространен на импортные сосуды, назначение которых было аналогично местным керамическим изделиям. Именно поэтому с прекращением импорта амфор в середине XIII в., термин “корчага” не исчез на Руси, а продолжал использоваться для обозначения все тех же местных сосудов. Следовательно, применение термина “корчаги” при археологической атрибуции амфор некорректно, так как этот термин неизбежно охватывает значительное число местных сосудов.

Термин “корчага” (а еще лучше “амфора-корча-га”) допустимо относить к амфорам византийского культурного круга (АВК) при изучении языка, быта и других аспектов культуры древнерусского населения лишь с обязательным пояснением происхождения этого слова. Однако в учебной литературе терминологическая путаница недопустима. Между тем в одном из новейших учебников по археологии увлекательно рассказывается о том, как “киевский гончар по сырой поверхности корчаги прочертил” надпись: “благодатнеша ...” (и т.д.) (Мартынов, 1996. С. 385). В одной только фразе допущены сразу две ошибки - в Киеве не найдено ни одной древнерусской корчаги с

4 Мы склоняемся к тюркскому происхождению этого слова, поскольку формы древнерусских корчаг восходят к салтов-

ским (алано-болгарским) прототипам, знакомство с которыми у восточных славян происходило еще в VIII-X вв.

342
надписями, а все найденные здесь амфоры с надписями были привезены из Византии и были сделаны византийскими, а не киевскими гончарами. Так ошибочные представления 5 0-летней давности кочуют из научных работ в учебники и обратно.

После решения терминологической проблемы самым важным является вопрос о распространении АВК по территории Руси. Еще недавно было принято считать, что АВК чаще всего встречаются в Южной Руси, более тесно связанной с Причерноморьем (Рыбаков, 1946. С. 137, 138; Розенфельдт, 1997. С. 36). Однако свод находок АВК долгое время не был составлен, а без него нельзя было считать какие-либо выводы достаточно обоснованными. Впервые такой свод был составлен P.JI. Розенфельдтом и включал 53 пункта находок (Розенфельдт, 1997. С. 35. Рис. 3). Уже по нему было видно, что амфорная керамика довольно равномерно распределена по территории Древней Руси. Однако этот свод не содержал данных о количестве находок, их датировках и микротопографии (т.е. о том, в каких частях древнерусских городов - детинцах или посадах - они были обнаружены), а предлагавшаяся типология амфор была недостаточно четкой. Более подробный свод из 154 пунктов находок амфорной тары был опубликован нами в 1999 г. (Коваль, 1999. С. 246-260). К сегодняшнему дню этот список увеличился уже почти до 200 пунктов (табл. 1). Подобные сводки недавно опубликовали зарубежные коллеги (Noonan, Kovalev, 1997; 1999), однако они оказались неполны, причем подача материала текстовым списком, без картографирования пунктов находок, затрудняет пользование этими сводками5.
Предыдущая << 1 .. 243 244 245 246 247 248 < 249 > 250 251 252 253 254 255 .. 306 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология