Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Окуджава Б. "Арбат. Исторический путеводитель" (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Новое время -> Копелевич Ю.Х. -> "Возникновение научных академий. Середина 17 - середина 18 в." -> 82

Возникновение научных академий. Середина 17 - середина 18 в. - Копелевич Ю.Х.

Копелевич Ю.Х. Возникновение научных академий. Середина 17 - середина 18 в. — Наука, 1974. — 275 c.
Скачать (прямая ссылка): vozneknovenienauchnihakademii1974.djvu
Предыдущая << 1 .. 76 77 78 79 80 81 < 82 > 83 84 85 86 87 88 .. 106 >> Следующая


206
Татищев внимательно следил и за работами академических групп в составе Второй камчатской экспедиции, указывал Академии на неполадки в руководстве геодезистами. По его настоянию в 1737 г. для них была составлена новая инструкция.

Отношение к Академии Татищева — немаловажное свидетельств признания ее передовой русской общественностью. В 1735 г. Татищев писал Шумахеру: «Я пе могу ни мыслить, ни токмо сказать, чтоб Академия наук по обстоятельству случаев и новости времени недовольно России услуги своя в пользу изъявила, ибо имеем довольные тому доказательства» [145, с. 215].

Среди видных государственных деятелей, на поддержку которых всегда могла рассчитывать Академия паук, был и сподвижник Петра, президент Синода, архиепископ новгородский Феофан Прокопович. Хотя в свое время он предлагал Петру более постепенный путь внедрения: наук, но в период организации Академии он уже был в числе ее покровителей, и, заверяя Христиана Вольфа, что в России он будет защищен от преследований, Шумахер ссылался на Прокоповича, как на «любителя физических экспериментов».28 Из школы для бедных детей, которую оп содержал в своем доме, — среди учителей этой школы был и академик Байер, — Прокопович посылал учащихся в академическую гимназию. Из этой школы вышли будущие академики Семен Котельников и Алексей Протасов, советник академической канцелярии Григорий Теилоь. Исторические и философские интересы Прокоповича сблизили его с академиками Байером и Гроссом. Свое сочинение по китаеведению 29 Байер посвятил Прокоповичу и в посвящении с восторгом вспоминал об их беседах, о поразительной учености Прокоповича, о легкости и изяществе его латинской п итальянской речи. Академик Гольдбах, предлагая в 1735 г. обратиться к Прокоповичу за материалами о просвещении в России при Петре Великом, говорил, что он «уже давно с отеческой любовью следит за нашими работами и оказывает всякого рода благоволение» [84, с. 164].

28 Письмо Шумахера от 5 мая 1724 г, [218, с. 174].

29 «Museum Sinicum, in quo sinicae linguae et litteraturao ratio explicatur. Petropoli», 1730. Перевод посвящения — в книге И. А. Чистовича [84, с. 619].
Среди русских дипломаток, помимо А. Головкина и Б. Куракина, которые непосредственно участвовали в создании Академии, в 30-е годвг у Академии появился близкий и преданный друг из числа ее собственных питом-цев — Ашиох Кантемир, сын Дмитрия Кадтемира, с 1732 1. посланник в Лондоне, а в 1738 г — в Париже, Мною летняя переписка Кантемира с Академией — свидетельство его живого интереса к ее делам. Кантемир получал от Академии ее шдаяия и со своей стороны ныполная различные поручения Академии по приобретению инструментов и связям с зарубежными академиями. Б 1742 г., когда Академия не имела президента, в числе других кандидатов называли имя Кантемира, что, по выражению Леонарда Эйлера, «было бы величайшим счастьем для Академии»,30 Но это назначение не состоялось.31

Заинтересованность в работе Академии проявляли первый кабинет-министр А. И. Остермав, генерал-фельдмаршал Б. X. Мшшх, шеф артиллерии генерал Гюнтер, адмирал П. И. Сивере и другие государственные и воеиные деятели. Их поддержка была немаловажной для Академии, тем более что у Академии были и противники. По свидетельству жившего тогда в России секретаря прусского посольства И. Г. Фокеродта [82, с. 102—105], при решении судьбы Академии после смерти Петра многие сенаторы считали ее бесполезной и предпочли бы сберечь назначенные ей средства. Да и позднее высказывались мнения, что единственная польза от Академии — издание календарей и газет, что ее печатные мемуары, заполненные высшей математикой, исследованиями древних народов и анатомическими наблюдениями, дают мало практической пользы России. История других европейских академий показывает, что эта критика в Россия была сродни тем нападкам, которым подвергалась академическая наука в рапний период и в других странах. В России не обошлось и без некоторого конфликта между Академией и медицинской администрацией, с которым приходилось сталкиваться и другим академиям. Между анатомической работой в Академии и в петербургских госпиталях не

30 Письмо Эйлера X. Гольдбаху от 27 октября (н. ст.) 1742 г. (171, с. 129].

31 Об отношении Кантемира к атому назначению см в книге М И Радов ского [65, с. 55—56].

208
Печа1ь Петербургской академии наук.
М, В. Ломоносов.

О портрета Ф. И. Шубина по гравюре Н И. Угкннл
было почти никакой связи, а когда в 1736 г. был аз да а указ, по которому академические медики должны были отчитываться перед Медицинской канцелярией о своей частяой практике, то этому подчинился только Вейтбрехт, остальные — Дювернуа, Амман и Вильде — отказались выполнять указ и предпочли вовсе прекратить частную практику [64, с. 271; 46, т. VI, с. 439—440]. Однако многие провинциальные врачи охотно помогали Академии, присылая ей свои наблюдения.

Итак, беглый обзор условий работы Академии и ее ** внутренней структуры показывает, что на научную деятельность влияли противоречивые факторы. Правительство видело б Академии прежде всего учреждение, придающее блеск правлению «просвещенной монархии», — недаром в 30-о годы вошло в обычай приводить в Академию иностранных послов и именитых гостем, показывать им Библиотеку п Кунсткамеру, демонстрировать перед ними физические опыты. В то же время многие государственные деятели понимали сущность работы Академии и оказывали ей помощь. Академия испытывала постоянные финансовые трудности и подчас пе имела средств на самые необходимые затраты. Например, много лет не было химической лаборатории, и только в 1748 г, лаборатория была построена благодаря настойчивости Ломоносова. С другой стороны, жалованье, получаемое учеными, хотя д с перебоями, давало им возможность обеспечивать себя и семью и пе искать побочпых заработков.
Предыдущая << 1 .. 76 77 78 79 80 81 < 82 > 83 84 85 86 87 88 .. 106 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология