Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Окуджава Б. "Арбат. Исторический путеводитель" (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Новое время -> Копелевич Ю.Х. -> "Возникновение научных академий. Середина 17 - середина 18 в." -> 77

Возникновение научных академий. Середина 17 - середина 18 в. - Копелевич Ю.Х.

Копелевич Ю.Х. Возникновение научных академий. Середина 17 - середина 18 в. — Наука, 1974. — 275 c.
Скачать (прямая ссылка): vozneknovenienauchnihakademii1974.djvu
Предыдущая << 1 .. 71 72 73 74 75 76 < 77 > 78 79 80 81 82 83 .. 106 >> Следующая


194
вам поступать во всем, что к тому делу надлежит, по вы-шедисаниому его высокославной и вечнодостойной памяти императорского величества указу». Далее предлагается ученых, заключивших контракты, направлять в Петербург, рассеяв их сомнения н заверив в покровительстве цмператрипы и в том, что все для них будет должным образом подготовлено.

В результате, в течение 1723 г. почтп все вакансии в -Академии были заполнены. Успеху дела способствовало также то обстоятельство, что среди ученых, изъявивших согласие работать в новой Академии, одними из первых были широко известные математик Яков Герман и физик Георг Бернгард Бюльфингер. Несомненной удачей было и приглашение молодых братьев Николая и Даниила Бернулли, сыновей знаменитого Иоганна Бернулли.

Некоторые ученые приезжали даже без приглашения. Так, Христиан Гольдбах, пользовавшийся в Европе репутацией блестящего математика и знатока языков и имевший обширную научную переписку, сам приехал в Петербург и предложил Академии свои услуги. Поскольку профессура по математике была уже запята, а Гольдбах к тому же не выразнл особого желания читать лекции, он был принят в Академию в качестве конференц-секретаря-историографа, как говорил об этом впоследствии Г. Ф. Миллер [46, т. VI, с. 30], «в качестве Фонтенеля, и притом латинского Фонтенеля». Точно так же приехал в Петербург двумя годами позднее восемнадцатилетний Иоганн Георг Гмелин, посланный в Россию своим отцом, известным тюбингенским аптекарем. Первые несколько лет он довольствовался скромной службой при Кунсткамере, в 1731 г. стал профессором, а позднее, участвуя во Второй камчатской экспедиции, прославился как один из пионе-ров изучения природы Сибири.

Реальный состав ученых Академии не вполне соответствовал штату, намеченному в Проекте. Профессоров математики оказалось два — Яков Герман и Николай Бернулли. Германа называли в Петербурге «профессор прима-риус», т. е. первый профессор. Швейцарец по происхождению, ученик Якова Бернулли, он до переезда в Россию №оло двадцати лет занимал профессуру в Падуе и во Франкфурте-на-Одере и был широко известен в математическом мире. Приехав в Петербург одним из первых,

* ерман в свои сорок семь лет оказался вторым по возрасту

13*

195
среди первоначального состава профессоров — старше его был только механик Иоганн Георг Лейтман, прибывший в Петербург из Саксонии годом позднее, в июле 1726 г. Николай Бернулли, как и Лейтман, был приглашен па кафедру механики. Но по характеру своих исследований он был больше математиком, и не случайно во многих документах того времени, не очень точных в терминологии, его называют профессором математики. Даниил Бернулли, прибывший в Петербург вместе со своим старшим братом, был назначен профессором физиологии, хотя в Проекте такая специальность вовсе пе значилась. Она, вероятно, была создана специально для Бернулли, но и после его отъезда физиология всегда была представлена в Академии — это закреплено в Уставе 1747 г.16 Даниил Бернулли также был в гораздо большей мере математиком и механиком, чем физиологом, хотя получил и медицинское образование. А если учесть, что принятый на должность копферепц-секретаря Христиан Гольдбах также был математиком, то становится очевидным, что вместо одного штатного математика Академия с первых дней существования получила сильную математическую группу. В нее вошли также бывшие студенты Фридрих Христофор Майер, проявивший себя очень одаренным математиком и уже с января 1726 г. пазначенный экстраординарным или, как писалось в русских документах, «чрезвычайным» профессором высшей математики, и Леонард Эйлер, базелец, ученик Иоганпа Бернулли, прибывший в мае 1727 г. как адъюнкт по физиологии, но в 1733 г. получивший профессуру по математике. И хотя математическая группа в ближайшие годы понесла значительные потери — умерли Н. Бернулли и Ф. X. Майер, уехали Герман и Д. Бернулли, — благодаря необычайно быстрому расцвету таланта Эйлера и усилению группы астрономов и физиков в первое пятнадцатилетие существования Петербургской академии физико-математические науки заняли в ней ведущее положение и завоевали Академии признание в ученом мире.

Категория «экстраординарный профессор» не была предусмотрена Проектом. Но если бы Академия придерживалась его буквы, то адъюнкты могли бы продвинуться

16 Эта специальность значится в Регламенте, который был составлен в 1725 г., но остался неутвержденным [46, т. 1, с. 315].

196
только Ji случае смерти или отъезда профессора. И надо отдать должное академической администрации, которая ввела эту новую должность, предоставив адъюнктам возможность роста, так что по отдельным специальностям мог появиться второй и даже третий профессор.17 Позднее отдельные ученые непосредственно пригашались на должность экстраординарного профессора, например Людовик Делиль дс ла Кройер, брат Ж. Н. Делнля, приехавший в 1726 т. в качестве его помощника. Почти все годы своей жизни в России де ла Кройер провел в астрономических экспедициях и умер на Камчатке в октябре 1741 г. Большой размах картографических pa6oi и издание календарей заставили Академию в середине ЗОх годов предоставить Делилю в помощь еще двух экстраординарных профессоров — бывшего адъюнкта X. Н. Винсгейма и приглашенного из Лейпцига Г. Гейнзнуса. Винсгейм давно жил в Петербурге, владел русским языком и был особенно полезен для подготовки календарей. Гейнзиус был рекомендован крупными европейскими астрономами как хороший наблюдатель. Таким образом, вместо одного профессора астрономии их оказалось четыре. Это положение было не случайным. Оно отражало реальную потребность Академии, и по Уставу 1747 г. астрономия была выделена в отдельный класс в составе астронома, вычислителя «при нем также и для сочинения календарей» д географа.
Предыдущая << 1 .. 71 72 73 74 75 76 < 77 > 78 79 80 81 82 83 .. 106 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология