Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Окуджава Б. "Арбат. Исторический путеводитель" (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Новое время -> Копелевич Ю.Х. -> "Возникновение научных академий. Середина 17 - середина 18 в." -> 70

Возникновение научных академий. Середина 17 - середина 18 в. - Копелевич Ю.Х.

Копелевич Ю.Х. Возникновение научных академий. Середина 17 - середина 18 в. — Наука, 1974. — 275 c.
Скачать (прямая ссылка): vozneknovenienauchnihakademii1974.djvu
Предыдущая << 1 .. 64 65 66 67 68 69 < 70 > 71 72 73 74 75 76 .. 106 >> Следующая


12 Ю X. Копелеви1*

177
различные училища, а также научную библиотеку, музей, кабинет машин н инструментов. После Полтавской победы и укрепления Петербурга как столицы государства книги, коллекции и инструменты перевозятся из Москвы в Петербург. Вопрос об организации русской пауки становится предметом обсуждения с учеными и прежде всего — с великим Лейбницем.

Контакты Петра с Лейбницем, начавшиеся по инициативе Лейбница еще в годы «великого иосолвства», продолжались почти 20 лет, до самой смерти ученого. Огромное количество инеем, записок и проектов Лейбница, относящихся к России, были сто лет назад изучены в архивах Ганновера русским историком Б. И. Герье и заняли два тома [12, 13] ? Здесь мы коснемся лишь самого существенного из того, что, с нашей точки зрения, относится к проблеме организации научного общества в России.

Первый документ из от ой серии — записка, которая предназначалась для передачи Петру еще в 1697 г., когда ((великое посольство» проезжало через Ганноверские владения. Дошла ли она до Петра, неизвестно. Примечательно, однако, то, что в шести из семи пунктов этой записки говорится о вещах, которые Петр сам уже начал осуществлять и которые входили в задачи «великого посольства»; привлечение на службу способных иностранцев, посылка русских подданных за границу, просвещение народов России, покупка за границей различных пособий, составление точного описания страны. Только первый пункт отой записки — основать центральное учреждение для науки и художеств — содержал идею, которая, по-видимому, не имела еще в то время реальной почвы для своего осуществления.

Разочаровавшись в возможностях Научного общества в Берлине, Лейбнпц все чаще обращается к России, с ко-торой он поддерживает связи через русских дипломатов — бывшего воспитателя царевича Алексея барона Гюйссена и русского посланника в Вене барона Урбиха. В письмах и записках, которые предшествовали личной встрече Лейбница с Петром в Торгау в 1711 г., ирово-

2 По мнению А. И. Андреева [2, с. 286], в этом плане наши юсударственные архивы, в частности фонд «Кабинета Петра Великого», еще не изучены до конца.

178
днтся Мысль об огромной общечеловеческой значимости развития просвещения в России. Россия представляется Лейбницу «непочатьш полем», где можно избежать заблуждений и ошибок, допущенных на Западе. Он усиленно рекомендует практические приложения паук — к медицине, в горном и монетном деле, пишет об астрономических наблюдениях, которые могут «пролить новый свет на мореплавание и географию» [13, с. 95—99]. Примечательно, что Лейбппц говорит о задачах, которые настоятельно выдвигались самой русской действительностью (и начали успешно решаться Петром), но в его устах они звучат абстрактно и не обнаруживают знания их автором действительного положения в России. Что касается центральной научной организации, то в записке 1708 г. юворится уже об учреждении «влиятельной коллегии с обширным кругом власти» [13, с. 98], коллегии, которая ведала бы образованием, книгоиздательством, цензурой, художествами и ремеслами. Словом, речь идет пе об исследовательском учреждении, а о некоем, наделенном огромными полномочиями, управлении образованием, наукой и ремеслами.

В другой записке Лейбница, составленной к встрече с Петром в Торгау, функции такой коллегии еще шире: в ее ведении не только учебное и книжное дело, искусства и ремесла, но медицина и аптеки, соляные и горные промыслы, изобретения и мануфактуры, новые культуры в сельском хозяйство и новые предметы торговли [13, с. 180—182]. Лица, стоящие во главе зтой коллегии, должны занимать высокое положение в государстве.

В проекте, переданном Петру в 1712 г. в Грейфс-вальде [13, с. 217—218], предлагается основать университеты в Москве, Астрахани, Киеве и Петербурге. Причем говорится об университетах и академиях, по остается неясным, что имел в впду Лейбниц под словом «академия». В одном из черновых набросков [13, с. 219—220], развивая мысль о руководящем органе, который будет заботиться «о введении, приращении и процветании всех добрых наук в империи», он говорит, что этому совету будут подчинены академии и ученые общества. Очевидно, под академиями Лейбниц подразумевает университеты.

Из многочисленных проектов и предложений Лейбница, относящихся к последним годам его жизни, когда он числился «тайным юстицратом» на русской службе,

12*

179
непосредственное отношение к нашей проблеме имеет его записка о коллегиях [13, с. 364—369], В ней ученая коллегия уже не занимает столь исключительного положения. Опа — лишь одна из девяти коллегий и состоит из представителей разных наук — архитектор, медик, химик, механик, историк, в. обязанности которых входит надзор за обучением юношества и посылкой молодежи за границу. Кроме того, член коллегии должен «изложить свою науку по лучшему методу и постоянно развивать ее, чтобы приобретать в ней все новые и новые знания». Очень обстоятельно Лейбниц говорит здесь также об ор-ганпзации идеального, с ого точки зрения, университета.

К сожалению, не сохранилось сколько-нибудь подробных сведений: о беседах Лейбница с Петром, Брюсом и будущим президентом Петербургской академии Вдюмея-тростом. Из тех документов, которыми мы располагаем, можно заключить, что у Лейбница не было сколько-ни-будь конкретных предложении о создании исследовательского учреждения применительно к условиям "России. Он нигде не ссылается на опыт Берлинской и других известных ему европейских акадский. Его идеи, вероятно, оказали влияние на расширение представлений Петра о роли наук в государстве и значении централизованного руководства ими, и в этом смысле имя великого немецкого мыслителя не может быть обойдено в истории основания Петербургской академии наук. Но в самой организации Академии мы не можем проследить прямых связей с весьма отвлеченными предложениями и проектами Лейбница.
Предыдущая << 1 .. 64 65 66 67 68 69 < 70 > 71 72 73 74 75 76 .. 106 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология