Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Окуджава Б. "Арбат. Исторический путеводитель" (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Новое время -> Копелевич Ю.Х. -> "Возникновение научных академий. Середина 17 - середина 18 в." -> 61

Возникновение научных академий. Середина 17 - середина 18 в. - Копелевич Ю.Х.

Копелевич Ю.Х. Возникновение научных академий. Середина 17 - середина 18 в. — Наука, 1974. — 275 c.
Скачать (прямая ссылка): vozneknovenienauchnihakademii1974.djvu
Предыдущая << 1 .. 55 56 57 58 59 60 < 61 > 62 63 64 65 66 67 .. 106 >> Следующая


Фридрих-Вильгельм, еще будучи кронпринцем, выражал ирезрепие к Научному обществу. Оп ненавидел латынь, философию и вообще всякую науку, от которой по мог ожидать зримой пользы для армии — главного предмета его заботы. Этот самый реакционный из прусских монархов, «солдатский король», укрепивший военизированное Прусское государство, видел в Научном обществе бесполезнейшее учреждение. Он не принял звания его протектора, не утвердил его привилегии и всячески старался урезать и без того скудные средства Общества. Сократив вполовину жалованье Лейбницу, он предписал Обществу из доходов от календарей ежегодно отдавать 1000 талеров па содержание училища военных хирургов и возложил на Общество плату за найм помещений, которые оно занимало. Но наиболее красноречиво король выразил свое отношение к Обществу, использовав право назначать нрезидепта. Б 1718 г. на пост, который запимал когда-то Лейбниц, король назначил своего церемониймей-

153
стера, а по существу шута Гупдлннга, а потом, в 30-е годы, президентами и вице-президентами назначались уже настоящие шуты, причем содержание придворных; шутов стало одной из обязанностей Общества. В 1732 г., назначая в вице-президенты очередного шута, король устроил для потехи церемонию его посвящения в должность.

В манифесте, написанном по этому случаю, говорится: «Мы, Фридрих-Вильгельм, и прочая, и прочая, ... сим объявляем и извещаем всех, а особенно весь ученый мир, что нашего высокородного и благородного, верного и высокоученого, нашего доброго и весьма любимого графа фон Штейна, во усмотрение его далеко и широко простирающейся учености и заслуг в познании древностей, старых и новых монет, в физике, механике, ботанике, гидравлике, пневматике, статике и не менее в каббале ... назначаем вице-президентом нашего Королевского научного общества». Дальше в столь же высокопарных выражениях говорится о его обязанностях, например, следить за календарями, чтобы сбывались их прогнозы, чтобы солнце на них не было перевернутым или квадратным, и если небесный декартов вихрь захватит другой вихрь, то принимать меры к предотвращению несчастий. И еще он обязан уничтожать злых духов, домовых, водяных и прочую нечисть — и за это ему будет особая плата по 6 талеров за штуку [153, т. II, с. 233—235J.

Харнак [153, т. I, с. 183] пытался пересмотреть общепринятый взгляд на роль Фридриха-Вильгельма в судьбе Научного общества. Он считает, что Общество прозябало с самого своего основания, и жива была только его душа — Лейбниц. Харнак оправдывает короля, который-де учил свою страну бережливости и потому не хотел тратиться па бесполезную организацию. Но точка зрения Харнака с самого начала встретила возражения, например у Дилтея [125], и получила отпор у современных историков Академии наук ГДР. В трехтомпой «Немецкой истории» [123, т. I, с. 693] подчеркивается, что отношение Фридриха-Вильгельма к ученым опровергает легенду о нем, как о «великом воспитателе нации».

Отношение короля к Обществу отразилось и на его составе. Лейб-медик Гюндельсгейм не только сам отказался вступить в Общество, но и создавал ему всякие трудности, вынудив в конечном итоге Ф. Гофмана уехать из Берлина. Без Гофмана перестал работать анатомический

154
театр, и его помещение было занято для других надобностей. Приобретенные инструменты лежали без действия. «Кроме Шовена, никто не знал, как с ними обращаться, а он был уже очень слаб» [153, т. I, с. 185]. Подготовка немецкого словаря почти не продвигалась, а литературный класс долго и безрезультатно трудился над изданием Нового завета. О том, как плохо посещались собрания, можно судить хотя бы но факту, который зафиксирован в протоколах [153, т. Г, с. 241]. При распределении 3-го тома «Берлинского сборника* (вышел в 1727 г.) секретарь сказал, что из списка на получение книги девять членов Общества надо исключить, так как они никогда не показываются в собраниях.

Еще в 1715 г., в одном из последних писем Лейбницу, секретарь Общества Яблонский, ио-видпмому, отвечая на какое-то горестное замечание Лейбница, писал: «Действительно, дела Общества с самого начала шли не так, как того можно было желать. Но стоит ли этому удивляться, если оно создано из людей, которые не ждали никаких наград за свои труды и старания, и в таком месте, где главный двигатель всех дел — личные интересы. Если сюда еще добавить, что Общество долгое время бездействовало и не имело определенных форм, а после перемен какое-то короткое время едва-едва начало проявлять активность, -но тотчас снова натолкнулось на помехи и чуть ли не было совсем загублено — если учесть все это, то едва ли можно требовать от него большего, чем то, что оно сделало, как нельзя требовать от младенца поступков солидного мужчины» [152, с. 113].

Чтобы охарактеризовать финансовое положение Общества в годы правления Фридриха-Вильгельма, можно вое пользоваться несколькими опубликованными отчетами [153, т. II, с. 238], из которых явствует, что продажа календарей давала ежегодно около 6000 талеров и еще от 100 до 200 талеров шелководство и другие мелкие доходы. Из этих средств больше /Головины тратилось на само издание календарей и расходы но шелководству. Из остававшихся 3000 талеров примерно 2000 выплачивалось в виде жалованья (около 1000 — шуту-презлденту, астроному, секретарю и столько же — персоналу хирургического училища). 1000 талеров составляли расходы на приобретение инструментов, книг и па научную переписку.
Предыдущая << 1 .. 55 56 57 58 59 60 < 61 > 62 63 64 65 66 67 .. 106 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология