Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Окуджава Б. "Арбат. Исторический путеводитель" (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Новое время -> Копелевич Ю.Х. -> "Возникновение научных академий. Середина 17 - середина 18 в." -> 38

Возникновение научных академий. Середина 17 - середина 18 в. - Копелевич Ю.Х.

Копелевич Ю.Х. Возникновение научных академий. Середина 17 - середина 18 в. — Наука, 1974. — 275 c.
Скачать (прямая ссылка): vozneknovenienauchnihakademii1974.djvu
Предыдущая << 1 .. 32 33 34 35 36 37 < 38 > 39 40 41 42 43 44 .. 106 >> Следующая


Кольбер запросил от всех академиков предложения о целях и задачах новой корпорации. Историк Парижской академии Ж. Бертран [96, с. 8—10] приводит полный текст записки, написанной по атому поводу Гюйгенсом, который предлагал заняться в первую очередь исследованиями веса воздуха, силы пороха, силы «воды, разреженной огнем», силы и скорости ветра. Генеральной же задачей Академии он считал создание «натуральной истории, примерно по плану, намеченному Веруламием» (i. е. Бэконом), «чтобы знать, что такое тяжесть, тепло, холод, магнитное притяжение, свет, цвета, из чего состоят воздух:, вода, огонь и все тела, откуда дыхание животных, как растут металлы, камни и травы». Так будет создана натуральная философия, в которой можно будет переити оа познания действия к познанию причин.

Как замечает Р. Хан в своем исследовании об организации Парижской академии в XVII—XVIII вв. [147, с. И—15), в различных предложениях о подборе академиков сказались разные идеалы академии — понимание ее как общества наук и ремесел преимущественно для ути-литарпых целей или как генеральной академии, стоящей во главе французской культуры. Программа Гюйгенса ближе к первому идеалу: он предлагал, кроме ученых теоретиков, иметь в Академии специалистов по архитектуре, фортификации, скульптуре, живописи, металлургии, сельскому хозяйству, навигации^ т. е. компетентных практиков, которые, однако, не вмешивались бы в дела религии, политики и морали. В предложениях Шарля Перро предусматривался подбор для Академии пе узких специалистов, не «ремесленников», а только энциклопедических ученых — математиков, философов, историков. Идея Гюи-гепса отвечала меркантелистским устремлениям Кольбера, идея Перро — его мечте об «империи наук», подчинении государственной власти всех областей культуры. Кольбер попытался объединить обе задачи. Все академики первого состава — ученые широкого профиля, но мпогие ш них за пределами Академии были связаны с практической деятельностью. Требование широкой образованности определяло и классовый состав Академии, ее аристократичность,

96
Первый непременный секретарь Лондонского королевскою обид ее гб а Ггнри Ольденб» рг.

С портрета Дяхопа ван Клеефа.
И. Кыотон.

С портрета Г. Кнеллера.
так как такое образование во Франции было доступно почти исключительно аристократам.

В протоколе первого заседания 22 декабря 1666 г. записано решение впредь собираться два раза в неделю — по средам занижаться математикой, по субботам — физикой, «но поскольку между этими двумя науками существует связь, то постановили, чтобы компания но делилась и чтобы все присутствовали на ассамблеях в указанные дни» [96, с. 8—9]. Собрания проходили в библиотеке короля. «Опыты, — пишет Ж. Бертран [96, с. 5—6], — заранее выбранные и обсужденные, должны были делаться совместно в лаборатории, примыкающей к королевской библиотеке, где проходили собрания». Король объявил себя протектором Академии и приказал отчеканить медаль со своим профилем ж легендой: «Королевская академия наук учреждена во имя исследования природы и усовершенствования искусств 1666».^ Эта медаль с профилем короля и изображением Минервы — выразительная символизация двойственной; сущности Академии как учреждения научного и королевского.

Лица, принятые в число академиков, получали жалованье. Кроме штатных академиков, избирались нештатные, отечественные и иностранные, а при академиках могли быть ученики — элевы. Но статус всех этих категории не был четко определен до принятия Устава 1699 г.

В Парижской академии не было должности куратора экспериментов и вообще не существовало такой практики, чтобы один из академиков ведал научивши инструментами п подготовкой всех опытов, как эго было принято в Лондонском королевском обществе. Опыты и инструменты готовили адъюнкты, видимо, -каждый по указанию своего «патрона». В литературе по истории Академии высказывается мнение, что причина здесь простая — во Франции пе нашлось второго Роберта Гука. Очевидно, дело не только в этом, но и в том, что экспериментальное дело здесь пе занимало столь подавляющего места, какое

3 «Naturae mvestigandae et peiticrLiendisl avlibjuX} Regia

scientiarum Academia instfaurata] MDCLXVI». — Люсьен Шганге-

фоль [209, y. I, с. 611 считает, что в названия Парижской акаде-

мии и в ее структуре впервые появляется понятие «sciences» как единение фпзнко-ма тематических и естественных наук, в то время как в Лондонском королевском обществе они получали еще натурфилософское толкование.

7 Ю, "X. Копелевич

97
отводилось ему в Лондонском обществе в ранние его годы, а продвинувшаяся дифференциация наук затрудняла возможность для одного лица ведать всеми опытами. Каждый ученый ставил опыты со своими помощниками, остальные же академики не были равноправными участниками как в Лондоне, а лишь судьями и консультантами.

Необходимо учитывать также, что парижские академики, в отличие от «основателей» Лопдопского общества, не были противниками обобщающей спекулятивной теорпп. Хотя впоследствии Фоптепеяь писал, что академики стремились пе допускать господства какой-либо системы, исключающей другие, и всегда иметь двери открытыми для истипы [137, с. 27], однако в большинстве своем они были, с теми или иными вариациями, убежденные картезианцы. Это определяло в известной мере их критическое отпошение к экспериментальному методу как господствующему методу науки. Так, папример, философ-карте-зианец Мальбрапш в кпиге «Поиски истины» (1674) нападает па увлечение курьезными и «полезными» опытами, критикует небрежность и неточность многих наблюдепип, склонность делать слишком поспешные п широкие выводы пз единичных фактов [208, с. 221].
Предыдущая << 1 .. 32 33 34 35 36 37 < 38 > 39 40 41 42 43 44 .. 106 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология