Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Окуджава Б. "Арбат. Исторический путеводитель" (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Кинематограф -> Юткевичь С. -> "Контрапункт режиссера" -> 80

Контрапункт режиссера - Юткевичь С.

Юткевичь С. Контрапункт режиссера — Москва, 1960. — 263 c.
Скачать (прямая ссылка): kontrapunktregisera1960.pdf
Предыдущая << 1 .. 74 75 76 77 78 79 < 80 > 81 82 83 84 85 86 .. 176 >> Следующая

—А двери театра открыты для вас всегда. Приходите, когда хотите. Посмотрите, как мы работаем, а может, и поможете нам.
И, улыбнувшись мягко и приветливо, он посмотрел на нас каким-то своим, особым, «марджановским», добрым и лукавым взглядом и стремительно (как все, что он делал) ринулся куда-то вглубь, в зрительный зал, на очередную репетицию.
Мы остались одни в опустевшем фойе, с глазу на глаз, двое мальчиков, превратившихся за одну волшебную минуту в учеников замечательного режиссера и даже (о чудо!) художников его будущей постановки.
Усевшись на подоконнике, на лестнице артистического хода, мы, по-мальчишески перебивая друг друга и захлебываясь от нахлынувшего на нас восторга, быстро установили общность творческих пристрастий и подружились так, как только можно подружиться в эту счастливую юношескую пору.
Обстоятельства для работы в театре сложились для нас тем более благоприятно, что для своей первой постановки «Фуенте Ове-
208
хуна» («Овечий источник») Лопе де Вега Марджанов выбрал тоже молодого художника — Исаака Рабиновича.
Этот высокий, стройный, черноволосый, выделяющийся своей библейской красотой молодой художник, лишь недавно закончивший Киевское художественное училище, был старше нас лет на семь и уже заставил обратить на себя внимание своими несколькими яркими и смелыми декоративными опытами, правда, для пока еще случайных постановок одноактных пьес Евреинова. Марджанов со своим безошибочным чутьем в отношении молодых талантов высмотрел Рабиновича и поручил ему оформление трагедии великого испанского драматурга.
Рабинович стал для нас с Козинцевым как бы старшим товарищем и даже учителем, хотя мы не склонны были преклоняться перед какими-либо авторитетами; дарование этого художника, обладавшего большим творческим и человеческим обаянием, было нам очень близко. Работа в театре сложилась удачно, так как мы не только присутствовали каждодневно на всех репетициях Марджа-нова, но и нашли свое рабочее место. Мы помогали Рабиновичу в изготовлении декораций, овладевали техническими секретами росписи задников, раскрашивали ткани, предназначенные для костюмов, словом, с головой окунулись в волшебный и сумасшедший мир театрального закулисья.
На наших глазах рождался один из самых замечательных спектаклей советского театра, и, наблюдая вплотную этот творческий процесс, я впервые понял, что такое настоящая театральная режиссура.
Марджанов по своей природе не был режиссером «кабинетного» типа. Мы никогда не слышали от него длинных теоретических речей. В его творчестве было многое от щедрой и острой импровизации. Он воспламенялся на репетициях, никогда не сидел неподвижно за режиссерским столиком и метался между сценой и партнером. Он творил спектакль как бы «на глазок», тут же, сразу, в присутствии иногда изумленных или потрясенных его участников. Он, очевидно, очень доверял этой своей режиссерской интуиции и свойствам своего артистического темперамента.
Но это не мешало ему соблюдать основной закон режиссерского творчества — обязательность общего руководящего постановочного замысла, того предварительного режиссерского видения спектакля, той конечной цели, к которой он стремился во время процесса его создания. Поэтому про Марджанова нельзя было сказать, что он приходил на репетиции, не готовясь или что его импровизация шла
209
вне всякого русла. Он мог ошибаться в замысле, но если уж он внутренне его принял, то в реализации был настойчив и последователен.
Так родился замечательный макет Рабиновича интересного и необычного решения «Фуенте Овехуна». Я не могу сейчас сказать, кому именно принадлежит идея этого макета. Да думаю, что это и не очень важно. Будучи свидетелем работы Марджанова и Рабиновича над тремя постановками, я убедился в том, что их сотрудничество было органично. Они хорошо дополняли друг друга, понимая с полуслова, и я полагаю, что и макет этот родился в результате взаимных творческих предложений; здесь режиссер неотделим от художника.
Марджанов не был сторонником театра без занавеса. Он не стремился ни к уничтожению рампы, ни к внешним сценическим новациям, вроде модных тогда выходов из зрительного зала, и т. д. Сценическую иллюзорность считал он также средством театральной выразительности и поэтому все свое внимание направил на решепие самой площадки.
Макет в целом рисовал образ испанской деревни, но выраженный не натуралистически, а в обобщенных формах. На первом плане крупные архитектурно лаконичные башни, пламенно-оранжевые, словно напоенные солнечным светом, в глубине живописный задник из таких же обобщенных форм зеленых полукружий деревьев и квадратов деревенских домов.
Новшеством являлось присутствие на планшете как бы второй сцены. От правой кулисы насквозь в глубину уходил помост, окаймленный теми же башенными полукружиями, но перекрытый вторым большим занавесом. Занавес этот, в противоположность горячему желто-красному колориту деревни, был выдержан в холодной сине-черно-серебряной гамме. На эту вторую сцену Марджанов перенес все дворцовые эпизоды, как известно, часто чередующиеся у Лоне де Вега с народными сценами. Контраст между королевским дворцом и площадью Фуенте Овехуна, по мысли режиссера, должен был быть подчеркнут и средствами цвета. Кроме того, все сцены с «власть имущими» Марджанов трактовал как марионеточное представление. Актеры, изображавшие знать, были, по воле режиссера, заключены в рамки условной стилизованной игры, в противовес полнокровной, темпераментной, реалистически трактованной крестьянской массе, бушевавшей на левой половине сцены. В правом ее углу, когда раздвигался занавес, возникал мир фантошей, призрачный и лживый, как бы скованный условностью светских ма-
Предыдущая << 1 .. 74 75 76 77 78 79 < 80 > 81 82 83 84 85 86 .. 176 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология