Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Кинематограф -> Юткевичь С. -> "Контрапункт режиссера" -> 37

Контрапункт режиссера - Юткевичь С.

Юткевичь С. Контрапункт режиссера — Москва, 1960. — 263 c.
Скачать (прямая ссылка): kontrapunktregisera1960.pdf
Предыдущая << 1 .. 31 32 33 34 35 36 < 37 > 38 39 40 41 42 43 .. 176 >> Следующая

4 Юткевич
97
Такие примеры не единичны. Видимо, та же сила позволила Стендалю, Достоевскому, Толстому, использовав газетные, хроникальные «сюжеты» в образах Жюльена Сореля, Раскольникова и Анны Карениной, раскрыть правду о своей эпохе.
Общепринято думать, что трагедия об Отелло есть трагедия о любви и ревности.
Эго, бесспорно, так, ибо никто до Шекспира и после него не рассказал с такой силой и правдивостью об этих чувствах.
Но мне кажется, что в самом этом взгляде на «Отелло» только как на трагедию об этих чувствах коренится недостаточно полное понимание той «точки», о которой говорил Гёте.
Недостаточность такого толкования буйного духа шекспировского гения была ощутима и для западных искусствоведов.
Недаром столетиями укреплялся и навязывался взгляд на «Отелло» как на некую символическую «вечную» борьбу между духом идеального, чистого и прекрасного и духом злого, безобразного и адского; недаром любовь Дездемоны и Отелло возвеличивалась как нечто недосягаемое и почти «божественное» (отсюда все теории о «неземном», не плотском характере отношений мавра и венецианки), а Яго трактовался как мистическое воплощение «зла», как демон и искуситель.
Истолкование трагедии Шекспира становилось в руках буржуазных теоретиков активным орудием пропаганды их идеологии; борьба велась вокруг Шекспира и «за» него.
Идеалистическое мышление, бессильное истолковать многообразие и реалистичность образов Шекспира, приписывало несвойственные ему абстрактные и ходульные характеристики, пыталось утверждать через него извечность, неизменность, имманентность природы человеческих чувств.
Однако всех сторонников истолкования «Отелло» только как трагедии любовных страстей неизбежно смущало одно обстоятельство: героем своего произведения драматург выбрал н е человека белой расы, а черного мавра.
В «оправдание» Шекспира было исписано немало страниц. Много чернил было затрачено на то, чтобы доказать, что Отелло не совсем «черный». Писались исследования о разнице между Маврами и неграми, о «берберийцах» и «кафрах», доказывалась смуглота Отелло, делалось все для того, чтобы его «обелить».
В конце концов этот «досадный ляпсус» был прощен Шекспиру; было установлено устами «непререкаемых» авторитетов, что Шекспир сознательно выбрал человека «низшей» расы для того, чтобы
98
еще более подчеркнуть контраст между его «черным» телом и «светлой» душой, чтобы идеальное и чистое звучание любви еще больше засверкало под этой оболочкой.
Эта выдуманная проблема, с нашей точки зрения, не заслуживала бы внимания, если бы она не наложила отпечаток на сценическую трактовку образа Отелло, превратившуюся в некий штамп, ошибочный и вредный, от которого, несомненно, надо избавляться.
Многие, даже весьма одаренные актеры подчеркивали в Отелло прежде всего его расовые черты: в национальном темпераменте стремились они найти «оправдание» его страстности и силы.
Но сила, с которой Отелло защищает свою правоту, с которой он ревнует и любит, не может быть этим объяснена.
И вся страстность трагедии Шекспира вовсе не в том, что изображает он чуждые нам «экзотические» страсти.
Страстность трагедии Шекспира в страстности той идеи, которую вложил он в борьбу между Отелло и Яго, — это страстность самого драматурга, защищающего, пропагандирующего, борющегося за свой идейный замысел, за свое понимание жизни и эпохи.
И, конечно, героем трагедии является Отелло, а вовсе не Яго, как считали некоторые театральные режиссеры. Да, Яго несет на себе груз сценической интриги, он ведет ее, казалось бы, он больше остальных действует в трагедии, но рассматривать пьесу только как хитроумную интригу Яго — это значит не увидеть в ней главного, подойти к ней только с точки зрения сценических эффектов, обессмыслить ее, подойти к ней с формалистических позиций.
Вовсе не случайно трагедия названа именем Отелло. Название трагедии имеет принципиальный характер, и мы постараемся доказать это.
Если мы подойдем к «Отелло» только как к драме о любви и ревности, то не сужаем ли мы тем самым, не обкрадываем ли замысел Шекспира?
Если мы признаем, что борьба Отелло — это только борьба за Дездемону, а ревность его вызвана лишь причинами любовных неурядиц, то не обедним ли мы его образ, не подменим ли мы силу и многообразие его чувств одним лишь из них —чувством обладания?
Да, Отелло говорит: «Мне б лучше жабой стать в подземелье, чем другому дать воспользоваться хоть клочком того, что я люблю» (акт III, сцена 3). Эти слова правильно звучат в контексте поведе-

99
ния обманутого Отелло, но нельзя делать их ключом к раскрытию всего образа.
Сила образа Отелло не могла бы быть столь заразительной, если бы она строилась только на этом чувстве собственника, в ка- , кие идеалистические драпировки ни кутали бы его буржуазные метафизики.
Трагедия Отелло не в том, что он обладал Дездемоной, а впоследствии потерял ее. Так думать мог не Отелло, а именно Яго. Очевидно, в факте обладания Дездемоной заключалось нечто большее, чем то, что она была физической и духовной собственностью Отелло.
Недаром Яго мотивирует ненависть к Отелло и Кассио подозрениями о неверности своей жены, недаром он, не помышляющий вначале о кровавой развязке своих планов, сам потрясен и удивлен той силой, тем взрывом отчаяния и страсти, с которыми воспринимает Отелло известие о неверности Дездемоны.
Предыдущая << 1 .. 31 32 33 34 35 36 < 37 > 38 39 40 41 42 43 .. 176 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология