Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Окуджава Б. "Арбат. Исторический путеводитель" (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Кинематограф -> Юткевичь С. -> "Контрапункт режиссера" -> 175

Контрапункт режиссера - Юткевичь С.

Юткевичь С. Контрапункт режиссера — Москва, 1960. — 263 c.
Скачать (прямая ссылка): kontrapunktregisera1960.pdf
Предыдущая << 1 .. 169 170 171 172 173 174 < 175 > 176 >> Следующая

Успеху спектакля немало содействовала новая сценическая редакция пьесы, написанная Жаном-Полем Сартром. Сохранив в основном фабулу и образы Дюма, Сартр переписал пьесу динамичным и театральным языком. Диалоги легки, остроумны и стремительны.
В предпоследнем акте Сартр, пожалуй, улучшил пьесу, заставив Кина играть отрывок из «Отелло». Эго углубило драматизм ситуации. Единственный упрек, который можно ему бросить, состоит в том, что в конце пьесы, быть может, 'испугавшись излишней мелодраматичности, он развязал сюжетный узел слишком легко, по-во-девильному. Судьбы всех персонажей заканчиваются благополучно, .совсем как у Лабиша. Этим снижается реалистичность пьесы, в общем задуманной автором как трагикомедия.
Исполнитель роли Кина Пьер Брассёр — хороший и опытный актер, сыгравший много ролей в спектаклях и фильмах. Его диапазон мы оценили по фильму Карне — Превера «Дети райка», в котором он с блеском сыграл труднейшую роль Фредерика Леметра. И, может быть, потому, что сам Леметр был блестящим исполнителем роли Кина, и Брассёру пришла в голову мысль последовать по столам своего персонажа. Об этой общности двух актеров писал Еейне:
«И все же в личности Кина, так же как и в его игре, было нечто такое, что я узнаю в Фредерике Леметре. Они связаны каким-то чудесным родством. Кин был одной из тех исключительных натур, которые неожиданным движением тела, непостижимым звуком голоса и еще более непостижимым взглядом выражают не столько простые, общие всем чувства, сколько все то необычайное, причудливое, выходящее из ряда вон, что может заключать в себе человеческая грудь...
Кин был одним из тех людей, характер которых противится влиянию цивилизации, которые созданы не то что из лучшего, но из •совершенно другого материала, чем все мы, одним из угловатых чудаков с односторонним дарованием, но исключительных в этой -своей односторонности, стоящих выше всего окружающего, полных той беспредельной, неисповедимой, неосознанной дьявольски-боже-
444
ственной силы, которую мы называем демоническим началом. Эго демоническое начало встречается более или менее у всех великих людей слова или дела.
Кин вовсе не был многосторонним актером; правда, он мог играть много ролей, однако в этих ролях он играл всегда самого себя. Но благодаря этому он достигал всегда потрясающей правды, и хотя десять лет протекло с тех пор, все же я, как сейчас, вижу его в роли Шейл ока, Отелло, Ричарда, Макбета, и его игра помогла мне полностью уразуметь некоторые темные места в этих шекспировских пьесах. В голосе его были модуляции, в которых открывалась целая жизнь, полная ужаса; в глазах его — огни, освещавшие весь мрак души титана; в движениях рук, ног, головы были неожиданности, говорившие больше, чем четырехтомный комментарий Франца Горна».
Однако я не отношу роль Кина к числу самых удачных созданий Брассёра. Он играет действительно виртуозно. Помимо мастерства владения диалогом, поражает та стремительность, с которой переключается он из одного состояния в другое. Но, к сожалению, трактовка образа в целом поверхностна. Зерно роли заключается ведь в переплетении гаера с человеком, сквозь беспутство должен проступать гений, униженный и оскорбленный чопорной английской знатью.
Вот этой-то настоящей человеческой глубины, двухплановости и не хватает в игре Брассёра. Кроме того, он буквально подавляет всех в спектакле. Он играет вне ансамбля, как гастролер. Вы сначала наслаждаетесь этим ритмом и блеском, но затем он начинает утомлять своим однообразием, и тогда вы замечаете, что остальные персонажи трактованы схематично, однолинейно. Принц Уэлльский скорее похож на хвастливого гасконского дворянина, чем на английского аристократа, а бедный и трогательный суфлер Соломон, эта совесть гения, несмотря на талантливое исполнение актером Хилин-гом, остается фигурой, лишь подающей реплики.
Для меня этот спектакль явился как бы синтезом положительных и отрицательных свойств и особенностей французского театра. С одной стороны, виртуозная актерская техника, отдельные выдающиеся мастера, отлично владеющие внешней техникой, в особенности диалогом, с другой — отсутствие ансамбля спектакля в нашем понимании как некоего единства драматургического, режиссерского и актерского замыслов, отсутствие также настоящей педагогической режиссуры.
445
И как полную противоположность этой гастрольной системе нужно отметить те театральные группы любителей (очень распространенные во Франции), где исполнители предпочитают часто оставаться даже анонимными, где побеждает идея коллективного творческого труда.
Я видел спектакль одной такой группы, организованной в 1941 году из рабочих и служащих железнодорожного транспорта. «Экип» —так называется эта профсоюзная бригада, которую мы бы окрестили самодеятельной.
В этом году руководитель «Экип» Анри Демэй выбрал для своей очередной постановки необычную пьесу. Она называется «Европа» и принадлежит перу кардинала Ришелье и Десматра де Сен-Сорлэна.
Рабочий кружок не зря остановился на этой пьесе. Эго аллегорическое представление, где основными действующими лицами являются Европа и два враждующих соперника, оспаривающих на нее права. Один из них, Франсион', символизирующий Францию, другой, Ибер, представляющий Испанию, которая в то время играла роль сегодняшней милитаристской Западной Еермании. Пьеса заканчивается счастливым союзом Европы с Франсионом. Любопытно, что сегодня она смотрится как актуальное политическое обозрение, хотя впервые сыграна она была три века тому назад, 18 ноября 1642 года. Кардинал Ришелье задумал ее как образное выражение своих политических взглядов. Слишком занятый дворцовыми интригами, он поручил выразить эти взгляды в поэтической форме литератору Сорлэну. Перу самого кардинала вряд ли принадлежит более ста строк стихов, но это не помешало ему подписать своим именем пьесу и представить ее на суд Французской академии.
Предыдущая << 1 .. 169 170 171 172 173 174 < 175 > 176 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология