Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Кинематограф -> Садуль Ж. -> "История киноискусства " -> 94

История киноискусства - Садуль Ж.

Садуль Ж. История киноискусства — М.: Москва, 1957. — 313 c.
Скачать (прямая ссылка): istoriyaiskustva1957.djvu
Предыдущая << 1 .. 88 89 90 91 92 93 < 94 > 95 96 97 98 99 100 .. 241 >> Следующая

Впоследствии весь этот фильм пытались объяснить с помощью психоанализа; так, эпизод, когда герой не может поцеловать страстно желаемую им женщину, потому что он нривнзан канатами к двум тыквам, двум свящеиникам и к роялю, па котором лежит дохлый мул, объясняется, по мнению толкователей, так: любовь (страстный порыв героя) и половое влечение (тыквы) «заторможены» (канаты) релнгиозпыми предрассудками (священники) и буржуазным воспитанием (рояль и дохлый мул).
В действительности же, когда Бюнюель и Дали писали свой сценарий и изобретали спои нелепые аксессуары, они совершенно не думали о придании им какого-либо символического значения. Поиски эффектов, оше .ломляющих и бурных, напоминают здесь примитивную концепцию- «аттракционов» у Эйзенштейна. И то и другое имеет общий источник в сходных теориях «левых» школ в искусстве.
1«Ь
Фильм «Андалузская собака» не имел аллегорического смысла; он был целиком построен на сюрреалистических или даже классических метафорах; так, например, луна, рассеченная надвое узкой полоской облачка, сопоставлялась тут с рассеченным глазом, откуда знаменитый кадр глаза, разрезаемого бритвой.
«Антракте представлял собой беспечную и веселую импровизацию, где сцена смерти, как мы уже говорили, выступает на экране в виде шутовской картины похорон погони. Иначе была сделана «Андалузская собака». Отколовшиеся от дадаистов сюрреалисты поставили вопрос. «Разве самоубийство не выход?»,— и притом настолько серьезно, что один нз них и ответ на эту анкету принял смертельную дозу веронала. В «Антракте» Пикабия очень весело целится в Ивана Бьёрлина из бутафорского ружья, тогда как в фильме «Андалузская собака» это ружье превращается уже в книги-револьверы. при помощи которых актер Пьер Бачев зверски уничтожает своего двойника. За веселой и беззаботной клоунадой, чем-то вроде школь НЫХ кошачьих концертов, следует горькое, безумное отчаяние, анархистский буит, призывы к Ленину п далай-ламе одновременно, порицания вперемежку доіп.гам и труду, религии и разуму, Западу и цивилизации.
Вся эта сюрреалистическая «болезнь века» нашла свое яркое выражение в фильме «Андалузская собака*—произведении, которое отражало смутные бунтарские настроения молодого поколения, искреппость выражения которых и придавала этому фильму трагическую человечность.
Не надо искать, однако, эти качества в фильме «Кровь поэта» — фильме, где Жан Кокто в своих пластических исканиях тоже находился в какой-то мере под воздействием сюрреалистического кино и поэзии. Но у нас нет никаких оснований считать этот фильм сюрреалистическим, поскольку автор исполняет здесь только виртуозные вариации на привычные для него темы. Умиление перед школьниками в пелеринках, восхищение «ангельской» красотой юных героев, изощренный вкус к трюкам, ухищрениям и фейерверкам — вот что характеризует этот фильм, изящный до манерности, утонченный до порочности. Кокто допустил на экран женщину, но только в лице старой садистки-учптвлышцы в очках. Своими руками фокусника Кокто вносил в картину вычурность, которая удовлетворяла и его самого и то общество, представитель которого меценат виконт до Ноайль финансировал этот фильм, точно так же как он финансировал ранее «Тайны замтса из игральных костей* Мэна Рэя и впоследствии «Золотой век» Бюнюелп.
Фильм «Золотой век* еще резче, чем «Андалузская собака», выступал против излишеств блестящей и часто бесплодной техники первых фильмов «Авангарда*. Фрагменты, заимствованные из хроники или документального фильма о скорпионах, легко врезались здесь в кадры стиля, нейтрального и почти банального. «Объективная* обнаженность вещей напоминала каталоги универмагов, откуда сюрреалисты брали подчас картинки для причудливого монтажа, создавая образы «изысканных трупов».
Фильм «Андалузская собака» представлял собой бурпое цирковое ан- ' ТР°. где фигурировали лошади, пики, шпаги и другие, совсем уже непо-
Ш
стижимые аксессуары. Но поело выхода иа экран фильма «Золото» век» эти аксессуары уже получили свое объяснение. Автор сюрреалистического манифеста Андре Бретон объявил, что знаменитую фразу Лотреамона об операционном столе, швейной машине и зонтике надо понимать отныне уже в психоаналитическом смысле: операционный стол символизирует кровать, швейная машина — женщину, зонтик — мужчину.
«Золотой вон» Бюшоеля и Дали был опытом истолкования мира в ду-уе теории Френда, Лотреамона, маркиза де Сада и... Карла Маркса. Постановщик хотел даже назвать свое произведение «Ледяная вода эгоистического расчета* — словами, взятыми из «Коммунистического манифеста». Его герои в исполнении Гастона Модо был сродни Мальдорору и Фапто-масу *: он клеймил благотворительность, жестоко избивая при этом слеп-па; ои бросал вызов обществу, притворяясь в то же время, что ему служит; при всем этом его обуревала дикая, почти «мистическая» похоть.
Страсть и пансексуализм пронизывали весь этот фильм, в котором все имело свой строгий аллегорический смысл: и наивные сексуальные «символы» фильма, больше напоминавшие непристойные рисунки школьников, чем психоанализ; и вся «революционность» фильма, проявившаяся в таком, например, ритмическом противопоставлении, как двуколка, набитая пьяными землекопами, которая проносится по салону, полному изысканной публики. И тем не менее «Золотой век», как бы пн раздражала нас содержащаяся п нем нелепость, все же таил в себе некоторые проблески сознания. И Бюнюель действительно нашел выход из своего анархистского бунтарства, когда после чисто формальных поисков, отбросив сюрреалист-ские метафоры, поставил документальный фильм на социальную тему — «Земля без хлеба*.
Предыдущая << 1 .. 88 89 90 91 92 93 < 94 > 95 96 97 98 99 100 .. 241 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология