Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Окуджава Б. "Арбат. Исторический путеводитель" (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Кинематограф -> Рубанова И. -> "Конрад Вольф" -> 45

Конрад Вольф - Рубанова И.

Рубанова И. Конрад Вольф — М.: Искусство, 1973. — 211 c.
Скачать (прямая ссылка): konradwolf1973.djvu
Предыдущая << 1 .. 39 40 41 42 43 44 < 45 > 46 47 48 49 50 51 .. 57 >> Следующая

В литературной сказке фантазия также завершает характеристику явлений, объясняет их суть, делает наглядной их реальную (правдивую) перспективу. Но литературное сознание не
146
впрямую вырастает из непосредственного опыта, и вымысел в сочиненной сказке не столько выводит смысл вещей за оболочку их обыденного проявления, сколько использует подробности жизни в качестве одежд идеи.
Для экрана трудны и те и другие сказки. Экран знает изощреннейшую технику трюков и комбинированных съемок, с помощью которых возможно показать разные чудеса, но ему почти не удается воплотить тот радостный полет фантазии — все равно какой, массовой ли, народной или писательской, индивидуальной,— когда сознание, как бы освободившись от сковывающей его материи, творит из элементов реальности новые образы, новые, как говорят в искусствознании, поэтические структуры.
Известно, что философия трактует слово как .величайшую и объемнейшую из абстракций. Оттого, наверное, сказочные герои, сказочные царства, сказочные подвиги и сказочные масштабы не пугаются слова, но легко и естественно воссоздаются посредством него. Слово — идеальный «строительный материал» для сказки.
Объектив кинокамеры снимает нечто материальное, конкретно существующее. Фотография делает зримым образы фантазии, но она же обкрадывает их: завершенность, предметность лишает образ таинственной изменчивости, способности к превращениям. Словом, фотография отнимает у сказочных образов самое дорогое в них — поэзию.
Василиса Прекрасная не может превратиться в натуральную лягушку, хотя бы и хитро снятую. Как-никак она становится Царевной-Лягушкой, а кто знает, как выглядит этот земноводный экземпляр, да и выглядит ли вообще в буквальном смысле слова?! Одетта из старой немецкой сказки о девушках, превращенных в лебедей,— не просто прекрасная белоснежная птица, но королева лебедей, и снова по-разному рисуется ее облик. Слово оставляет простор домысливанию, дофан-
147
тазированию. Оно создает как бы магнитное поле поэзии. Кино навязывает единственность решения. Вот почему в. хороших киносказках восхищает изобретательность постановщика и художника, и почти всегда огорчает отсутствие истинной поэзии, которая складывается из доверчивости, простоты, готовности к чуду и какой-то не поддающейся определению легкости освоения чуда, быстроты и радости контактов с ним.
Сказку может сочинять (рассказывать, ставить, играть) тот, кто до конца верит в ее чудеса. Сказка не терпит высокомерия или — это все равно — снисходительности. О, тогда она мстит сказочнику-самозванцу, разоблачая в нем лицемерие, душевную сухость, убогую фантазию. Настоящий сказочник — это мудрость плюс наивность, редкое, очень редкое сочетание в век точных знаний и разгаданных тайн бытия.
Умом Конрад Вольф понимал, что без веры в Маленького принца и его волшебные встречи не стоит браться за картину. По-тому-то он пригласил на роль Летчика Эберхарда Эше. После «Дракона» Вольф не без основания мог рассчитывать на то, что Эше сыграет возвращение в детство, его чистоту, его незамут-ненность, его поэзию. Сам Сент-Экс помог актеру и режиссеру. В одном из его писем к матери они могли прочитать следующее: «Мир воспоминаний детства, нашего языка и наших игр... всегда будет мне казаться безнадежно более истинным, чем любой другой». А еще Экзюпери принадлежат такие слова: «Откуда я? Я из моего детства. Я пришел из детства, как из страны» К Но была другая страна — страна серийной культуры, холодильников и машин Бюгатти. И она тоже была страной Сент-Экса. Авторы фильма захотели показать необычный спор человека с самим собой, драматическое преодоление «холодильной страны» страной детства. Но интересные замыслы остались только замыслами.
1 Цит. по кн.: Марсель Мижо, Сент-Экзюпери, М., «Молодая гвардия», 1963, стрі 369*
118
Видимо, в режиссере, как недавно, при работе над «Расколотым небом», взыграл экспериментаторский задор. В предыдущей работе он опробовал новый для себя способ повествования в двух временах. Здесь он осваивал цвет как эстетическую, а не только техническую категорию, и систему сочетания разнородных техник: рисованная мультипликация, объемная мультипликация, трюки, «нормальный», актерский кинематограф. Картина выполнена очень старательно. Отдельные эпизоды (например, почти все сцены в пустыне) сняты выразительно, в тонкой колористической гамме. Режиссер и оператор Гюнтер Марцинковски («Единственный фильм без Бергмана», — констатирует Вольф) ищут пути избежать натуралистичности цвета. Чувствуется, что они, по завету Эйзенштейна, хотят делать «не цветное, а цветовое» кино, а по совету Андрея Москвина, любившего повторять сакраментальное «натура — дура», пробуют делать это кино в павильоне. Эти опыты Вольф вспомнит, когда примется наконец за «Гойю». А пока, в «Маленьком принце», они остались лишь пробой пера (или объектива, или пленки, как уместнее было бы, вероятно, говорить по отношению к кинематографисту).
Конрад Вольф поверил в сказку разумом, но не поверил чувством. На экране случаются странные встречи золотоголового мальчика с цветами, которые поют женскими голосами; с ужасной змеей, которая время от времени принимает облик Инги Келлер — актрисы с лицом «роковой женщины»; с Королем, которого с эстрадным блеском играет Вольфганг Хайнц, величественный Мамлок из недавнего фильма Вольфа; с долговязым Фонарщиком (вторым, и последним, после Летчика — Эше по-настоящему сказочным персонажем фильма) в исполнении Фреда Дюрена, чем-то неуловимо похожего и здесь и в некоторых своих сценических воплощениях на молодого Николая Черкасова. (Встречу с этим талантливейшим актером Вольф повторит: в «Гойе» Дюрен сыграет Эстеве, друга и со-
Предыдущая << 1 .. 39 40 41 42 43 44 < 45 > 46 47 48 49 50 51 .. 57 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология