Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Окуджава Б. "Арбат. Исторический путеводитель" (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Кинематограф -> Рубанова И. -> "Конрад Вольф" -> 11

Конрад Вольф - Рубанова И.

Рубанова И. Конрад Вольф — М.: Искусство, 1973. — 211 c.
Скачать (прямая ссылка): konradwolf1973.djvu
Предыдущая << 1 .. 5 6 7 8 9 10 < 11 > 12 13 14 15 16 17 .. 57 >> Следующая

А тогда он, немец, уговаривал немцев идти в русский плен, участвовал в качестве парламентера советской стороны при переговорах о капитуляции, сочинял и переводил листовки, которые потом самолеты разбрасывали над вражескими позициями.
Однажды в связи с листовками произошел случай, который тогда показался курьезом, и лишь много времени спустя выявился его нешутейный смысл. Вольф написал очередную листовку, в которой, как почти в каждой, предназначенной для агитации врага, стояло слово Widerstand, что в переводе означает «сопротивление». Слово это исконное, но в мирные времена мало употребляемое, и автор написал его с грамматической ошибкой (Wiederstand), впрочем легко объяснимой: в немецком языке весьма распространена близкая по звучанию приставка wieder.
‘Конрад Вольф, Вольфганг Кольхаазе, Мне было девятнадцать, М., «Искусство», 1969, стр. 17, 20.
39
Листовку прочитал майор инструктор фронта. До войны майор был германистом-литературоведом, и ошибки в немецком тексте вызывали в нем особо пристрастное, можно сказать, личное негодование. На голову незадачливого агитатора посыпались укоры самого разного свойства — от тех, что затрагивали семейные и национальные струны («Как вам, лейтенант, не стыдно: сын крупного немецкого писателя, художника слова, и не знаете родного языка!»), до тех, что касались качества служения великому делу («Что скажут о нас, о нашей работе солдаты в окопах, воспитанные на Гёте и Шиллере? Вы подумали об этом, лейтенант?!»). Майор норовил уколоть побольнее. Шум получился большой. В качестве назидания, как отрицательный пример, случай рассказывался по всему фронту. Провинившийся оправдывался робко и бесхитростно: он свободно говорил по-немецки (дома это был единственный язык), но правила грамматики, наверное, знал не самым лучшим образом — в школе он учился русскому* И только «читатели Шиллера и Гёте» никак не прореагировали на фатальную ошибку.
В тот раз двойственность положения молодого Вольфа проявилась в почти что комической форме. Когда он вступил в Германию, он стал ощущать его драматические следствия. Об этом тоже в фильме «Мне было девятнадцать».
Его боевое крещение состоялось у Кабардинки близ Новороссийска. Фашистские бомбардировщики с рьяным усердием разносили в пыль белые домики приморского селения, легкие, как маленькие корабли, постройки детских садов и пионерских лагерей, пестрые зонтики пляжных тентов. «Я тогда в первый раз увидел рожу войны» — обозначит позже этот момент своей биографии Конрад Вольф. Его боевой путь лежал через Украину, Польшу, через Пруссию и Померанию.
Он и его однополчане рвались к победе. Они ненавидели фашизм и воевали, чтобы искоренить его. Так понимали дело Советская Армия, советские народы и другие народы, сплотив-
40
шиеся в антифашистской солидарности. Это было общее дело. Но у людей из 7-го отделения имелись свои будничные заботы. К примеру, им не давало покоя соперничество с разведчиками.
Из автобиографических записок Конрада Вольфа
...Итак, наше официальное название — «Подразделение по разложению войск противника». Звучит не слишком красиво, но зато достаточно точно выражена прозаическая цель нашей деятельности. И как непременный момент — соперничество между нами, «разлагателями», и нашими конкурентами — разведчиками. Состязание — кто первым или кто вообще выполнит важное задание.
Наш шеф майор Гришин — воплощенное честолюбие: он хочет выйти победителем из этого непрекращающегося поединка и предупреждает нас, чтобы без перебежчика не возвращались. Это должен быть «наш человек», мы не можем позволить разведчикам перехватить его, в особенности нельзя этого позволить Казакевичу. При этом бросается испепеляющий взгляд в мою сторону. Не без основания: моя дружба с капитаном разведчиков Казакевичем ни для кого не тайна. Гришин никак не может простить мне, что при очень похожих обстоятельствах в начале нашего наступления к северу от Варшавы я дал возможность Казакевичу перехватить перебежчика. То был скандал... Впрочем, замнем это...
Несколько слов о капитане Казакевиче — друге из разведчиков. Ему под тридцать, он щуплый и в очках. Настоящий столь распространенный тип «гнилого интеллигента». С виду ни за что не скажешь, что, руководя разведкой, он обнаруживал замечательные качества — должную меру мужества, силы и самообладания. Казакевич очень быстро завоевал авторитет. До вой-
41
ны он был журналистом, жил в Киеве и с самого начала пошел на фронт. Поражали его глаза, в которых уживались в высшей степени несовместимые выражения печали и твердости. Мы сработались самым тесным образом *.
В воспоминаниях сказано о совместной работе на войне и ни слова о дружбе после. Это в характере Вольфа: Казакевич прославился «Звездой», а потом «Весной на Одере», и Вольф по скромности не упоминает о дружбе с крупным писателем. Студентом ВГИКа Вольф избрал для курсовой постановки (надлежало поставить спектакль) инсценировку «Весны на Одере». Роль капитана Лубенцова досталась однокурснику, тоже студенту режиссуры Льву Кулиджанову.
На фронте же родилась дружба, в которой молодой немец нуждался больше любого другого человека. Он расскажет о ней в том же фильме «Мне было девятнадцать». Его самые близкие товарищи по армии капитан Саша Цыганков и капитан Володя Галл стали прототипами созданных впоследствии персонажей. Это произошло потому, что они воплотили ум и сердце народа, к которому лейтенант Вольф чувствовал в ту пору куда большую причастность, чем к своему собственному. При этом его боевые друзья представляли собой полярную противоположность друг другу.
Предыдущая << 1 .. 5 6 7 8 9 10 < 11 > 12 13 14 15 16 17 .. 57 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология