Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Окуджава Б. "Арбат. Исторический путеводитель" (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Кинематограф -> Рубанова И. -> "Конрад Вольф" -> 10

Конрад Вольф - Рубанова И.

Рубанова И. Конрад Вольф — М.: Искусство, 1973. — 211 c.
Скачать (прямая ссылка): konradwolf1973.djvu
Предыдущая << 1 .. 4 5 6 7 8 9 < 10 > 11 12 13 14 15 16 .. 57 >> Следующая

Кто помнит Москву осени 41-го: лютый холод, ежевечерние налеты, скудный харч и тьму прифронтового города,— согласится, что жизнь в столице требовала героизма на каждый день. Город жалел детей: их первыми увозили на восток. 1941/42 учебный год оказался отмененным: в школах вместо парт появились госпитальные койки. Коек было больше, чем парт. Их ставили впритык не только в бывших классах, но и в коридорах. Фронт подходил к Москве. В конце октября Вольфы отправились в дальнюю дорогу. Вместе с тысячами эвакуированных немецких эмигрантов приняла Алма-Ата. Но глава семьи пробыл там совсем недолго, а весной 1942 года и Эльза Вольф с сыновьями вернулась в Москву. Вольф-старший со свойственной ему активностью включается в деятельность, которая в политуправлениях армий значилась как работа среди войск и населения противника. Он пишет листовки, переводит написанное русскими товарищами, выезжает на передовую и там в опасной близости от вражеских позиций в мегафон разъясняет соотечественникам по другую линию фронта, какому неправому делу они служат. Однажды он ушел с мегафоном так далеко, что оказался у партизан. Можно вообразить положение немца зимой 42-го в штабе русских партизан! В уверения, что перед
36
ними не немец-враг, а немец-друг, партизанам не верилось: до сих пор им таких немцев не приводилось встречать. Поверили же они в это, когда Фридрих Вольф в наимельчайших деталях рассказал фабулу «Профессора Мамлока»: незадолго до войны на экранах широко шел советский фильм по этой драме. Фридрих Вольф вспоминал невеселую встречу осенью 1941 года в деревенской избе наподалеку от Владимира. За скудным лайковым столом он сидел с Жаном-Ришаром Блоком и его женой. Настроение у Вольфа было подавленное. По-видимому, на его лице отражалось то сложное состояние, опасность которого уловил М. Горький еще в 1934 году. Ж.-Р. Блок знал, что утешить друга трудно. Французский писатель заговорил о том, какие огромные силы потребуются Германии, когда фашизм будет разбит. «Надо надеяться, что после войны у вас будет свой Ромен Роллан или Золя — люди, которые найдут в себе мужество сказать правду, ни с чем не считаясь, писатели, которые осмелятся быть непопулярными! Иначе вы никогда не покончите с войной» 1.
Наверное, сердцу немецкого антифашиста в 1941 году недоставало этой спокойной уверенности в разгроме фашизма, в твердом и далеко идущем осознании своей необходимости в грядущей борьбе.
Быть немцем в ту пору было нелегко.
Впрочем, вряд ли Кони Вольф остро переживал тогда свое происхождение. Он чувствовал себя немцем гораздо меньше, чем старшие. Как трудно быть немцем, он поймет позже, когда весной 1945 года войдет победителем в поверженную Германию. Об этом он расскажет в фильме «Мне было девятнадцать». Вместе с другими представителями послевоенного поколения немецких художников (их называют «поколением вернувших-
1 Фридрих Вольф, Искусство — оружие, стр. 249.
37
ся») он примет на себя миссию, о которой говорил его отцу в бревенчатой владимирской деревне французский антифашист: они станут коллективным Ролланом и коллективным Золя.
А в начале войны Конрад Вольф чувствовал себя советским — и только. Он учился в советской школе. Он и его родные жили теми же тяготами, что и советские люди в тылу. Настал момент, и он разделил их ратный труд.
Это было логично.
Начало выглядело скучно. Весной 42-го Кони сдал экстерном за девятый класс, а осенью вместе с одноклассниками подлежал мобилизации. Из-за очень плохого зрения его отправили в тыл — в части ПВО на Волгу. Служба там мало чем отличалась от тыловой жизни, и юноша запросился на фронт «хотя бы, как отец, вести пропаганду среди немцев»: у него был козырь— немецкий язык. Просьбу уважили, и в январе 1943 года он был переведен в Черноморскую группу войск, в одно из отделений политуправления 47-армии, которому и надлежало вести пропаганду среди войск неприятеля. Происхождение, язык, политическое воспитание в семьях таким же образом определили военную судьбу и других детей политэмигрантов. В составе подобных подразделений (и в разведывательных частях) воевали дочь Эриха Вайнерта и сын Вильгельма Пика, дочь Иоганнеса Бехера и сын Альфреда Куреллы.
В фильме «Мне было девятнадцать» показано, что это была за работа. «Внимание! Внимание! Немцы! — рокочет в тишине передышки между боями голос, усиленный репродуктором.— Советская Армия форсировала Одер и наступает, нанося сокрушительные удары. Фельдмаршал Модель застрелился. Вена пала, наши войска подошли к Брно. Солдаты! Борьба бессмысленна. Спасайте свою жизнь и жизнь гражданского населения. Сопротивление — смерть, плен — жизнь. Не ждите до последней минуты!» А когда смолкло эхо, откликнувшееся на это воззвание, усталый голос за кадром произнес: «Почти ежедневно
38
я повторяю это... Мне отвечают выстрелами, перебежчиков мало. Мне девятнадцать лет» 1. Без малого четыре военных года выезжали на передовые зеленые обшитые железом автобусы МГУ (что в расшифровке вовсе не означает «Московский государственный университет», как мы привыкли понимать знакомое сокращение, но «мощная громкоговорительная установка»). Репродукторы разносили обращенные к врагу призывы — сдаться, сдаться, сдаться. Среди тех, кто садился в эти автобусы, были Вальтер Ульбрихт и Эрих Вайнерт, Вилли Бредель и Фридрих Вольф. В закованной в металл машине Конрад Вольф уже ощущал, как отравлено немецкое сознание геббельсовской пропагандой, какое разрушительное действие произвел в нем гитлеризм. Тогда же, призывая солдат вермахта сдаваться в русский плен, он уяснил себе, как важно быть услышанным. Став художником, он вспомнит свои первые контакты с «аудиторией». Но это произойдет позже.
Предыдущая << 1 .. 4 5 6 7 8 9 < 10 > 11 12 13 14 15 16 .. 57 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология