Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Кинематограф -> Левин Е. -> "Об Эйзенштейне" -> 4

Об Эйзенштейне - Левин Е.

Левин Е. Об Эйзенштейне — Искусство кино, 1996. — 10 c.
Скачать (прямая ссылка): obeyzeyshteyne1996.doc
Предыдущая << 1 .. 2 3 < 4 > 5 >> Следующая

Всякая подлинно массовая революция сопровождается, как известно, более или менее широким и глубоким антикультурным движением — от отрицания культуры вообще до ненависти к ней и к искусству, к творчеству, к художеству (Брик и К0). Это антикультурное движение не случайно, у него глубокие корни, и они тем глубже, чем шире участие непросвещенных масс в революции, чем активнее идеологи непросвещенности превращают наличное состояние духовно обездоленных миллионов в идеальное состояние. Нет ничего опаснее такой позиции, враждебной массам, прогрессу, будущему. Теоретики бездуховности и бескультурья, конечно, в разной степени и автобиографичны: некоторые из них обладали определенными способностями в отдельных областях, но подлинными творцами не были, осознавали эту свою неполноценность, и происходило обострение позиции, включение личной ненависти, зависти, «сальеризма» (но это уже другая проблема).
Эйзен (как и Брехт) был активным участником этого антикультурного движения в 20-е годы — на его левом фланге: он требовал замены театра сначала внетеатральным зрелищем, затем кинематографом, понимаемым сперва как культурфильм (так он задумал «Стачку»), потом как интеллектуальное кино. Он упорно хотел заменить искусство чем-то иным, что вкладывало бы в голову зрителя идеологическую программу, действуя прямо и однозначно на его инертное, пассивное, темное сознание. Исходная позиция здесь — зритель вне культуры, без нее, вне культурной ситуации, и он должен вне ее оставаться. У него нет духовных запросов — и не надо их зарождать, нет эстетических потребностей — и не надо их развивать; он не мыслит самостоятельно — и не надо его этому учить; он существо бессознательное, бездуховное, внеличностное, и все, на что он способен, это запоминать добытые Другими окончательные истины, непогрешимые выводы — и таким путем приобретать идеологию, которая представляется суммой абсолютных формул. Задача — изложить их наиболее просто, понятно, доступно, не ввергая лишенного мысли и души зрителя в умственный процесс и в душевные переживания. Отсюда — эйзеновские и брехтовские поиски форм подачи материала и поиски самого материала, отсюда пафос политграмоты, политпросвета и агитпропа, пафос популяризации и упрощения, мания сводить всю общественную жизнь к идеологии и к политике, жажда отождествлять духовное производство с материальным. Эйзен настойчиво ищет внеэстетические средства обработки материала — и находит новые художественные средства. Борьба идет жестокая и плодотворная. (И при этом видно, что С.М. гений не потому, что делал великие открытия, а и потому, что гениально заблуждался. Так, неверно понимая зрителя, абсолютизируя действительную темноту и отсталость миллионов, он совершенно верно основным элементом театра сразу объявил именно зрителя.) Внутри антикультурного движения он создает новое искусство, ведомый чутьем художника. Его концепции 20-х годов — это эстетические теории с отрицательным знаком. В замыслах фильмов и в их воплощении он шире.
Вот отсюда можно объяснить Эйзена того периода полностью, без произвольных допущений, вплоть до мелочей. И эволюцию его вплоть до «Грозного» и статей о цвете. Как известно, хороша та теория, которая объясняет возможно больше разнообразных фактов, внешне часто никак не связанных. (См. высказывание А.Эйнштейна.) Так, одна причина у просветительства раннего Брехта и у его же брутальности.
Кстати — об истории антикультурных движений: ненависть «народа земли» к «книжникам и фарисеям» никогда не была такой сильной и четкой, как в период широкого и глубокого социального брожения в Палестине римского периода, что прямо отражено в Новом завете.
Общая позиция Эйзена в культуре 20-х годов и его личная ситуация, его нравственно-психологический тип полностью объясняют все его творчество той поры, а эволюция этой позиции и ситуации, эволюция его личности так же полно объясняют эволюцию его творчества и освещают возможные его пути, перспективу. На этом уровне надо рассматривать и все специальные проблемы, ибо киноведческий анализ оказывается недостаточным. Мы все спорим, кто первый сказал «Э!» и что оно означает. И не можем договориться: каждый частично прав. А ведь надо установить, почему сказано именно «Э», что его породило, тогда выяснится, что же оно значит — конкретно-исторически — и что оно закономерно сказано, ибо носилось в воздухе, и многие его говорили, выговаривали, хотели сказать etc. Надо восстановить реальное движение культуры, коллективную работу мысли, систему историко-культурных координат, в которую все были вписаны и с которой двигались.
Так, например, Леонид Козлов в Риге не смог доказать, что Эйзен не был в «Монтаже аттракционов» теоретиком манипуляции массовым сознанием. Он утверждал, что Эйзен им не был, во-первых, потому, что манипуляторы не нуждаются в теории, так как руководствуются «рыночной ситуацией». Это, конечно, совсем не довод. Теория может существовать у них неписаная, эмпирически найденная и зафиксированная не в виде доктрины, а в виде практического руководства — словом, ситуация Эйзена, где вместо прозы теория. Но друг наш не прав и фактически: у манипуляторов такая теория есть (хотя так и не называется), прекрасно разработанная опытными кадрами. Эйзен не был теоретиком манипуляции потому, во-вторых, говорил Л.Козлов, что для него обработка сознания зрителя была актом внесения передового мировоззрения. И это, увы, не довод. Ну и что? Ведь речь не о содержании вколачиваемых идей в данном случае, а в технике вколачивания, в механике воздействия, в отношении к зрителю как к пассивному, бессознательному и бездуховному, безличностному, внеиндивидуальному потребителю-запоминателю готовых формул, клише, шаблонов, стереотипов. (Мао позже скажет, что массы и человек — это «чистый лист бумаги»; предтеча такого понимания — идея «табула раса», но она совсем в ином историко-культурном контексте и с манипулированием ничего общего не имеет, по-видимому, хотя — надо подумать.) Так вот, эту проблему в принципе нельзя ни поставить, ни решить как чисто киноведческую. Если глянуть на нее шире, то станет ясно, что С.М. был одним из первых теоретиков манипуляции массовым сознанием, если брать его теорию на ее абстрактном, алгебраическом уровне. И понятно, почему так произошло! Иначе и быть не могло — такова была общая его позиция по отношению к культуре и к воспринимающим ее массам: они понимались только как сырой материал обработки, только как объект культурного воздействия, которое было однонаправленным; не предполагалось, что у масс есть свой жизненный и политический опыт, пусть зачаточный, свои духовные запросы, эстетические потребности, своя (народная) культура, свое отношение к миру, пусть элементарное, но самосознание и что все это в совокупности меняет ситуацию, ибо самый непросвещенный зритель мыслит и чувствует, имеет установку и критерии, аксеологичен и выступает субъектом культуры, а не только объектом. Иначе, к слову, его сознанием нельзя было бы и манипулировать, если б оно было мертво, пассивно, вроде мешка, куда надо сыпать идеи.
Предыдущая << 1 .. 2 3 < 4 > 5 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология