Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> История России -> Трепавлов В.В. -> "Белый царь: образ монарха и представления о подданстве у народов России 15-18 вв." -> 36

Белый царь: образ монарха и представления о подданстве у народов России 15-18 вв. - Трепавлов В.В.

Трепавлов В.В. Белый царь: образ монарха и представления о подданстве у народов России 15-18 вв. — М.: Вост. лит., 2007. — 255 c.
ISBN 5-02-018517-5
Скачать (прямая ссылка): beliycarobrazmonarha2007.pdf
Предыдущая << 1 .. 30 31 32 33 34 35 < 36 > 37 38 39 40 41 42 .. 127 >> Следующая

Я из людской крови реки пущу,
И ] людских ребер мост намощу
[Устно-поэтическое, 1977, с. 262-305]
(см. также [Шаронов, 1973, с. 19]).
26 Аналогичная преемственность отразилась в предании коми об их зауральских соседях: «Раньше ведь, рассказывают, хантов татары ловили, а татар опять русские гоняли» [Коми, 1984, с. 19].
27 Именно в марийском предании о богатыре Акпарсе содержится афористичное высказывание, отражающее настороженное отношение к верховному правителю: «Близ царя — близ смерти» (цит. по [Бахтин, 1998, с. 133]).
Правда, в некоторых песнях эти зверства намечаются Павлом только в отношении бояр — с целью облегчить жизнь крестьянам.
Не чуждо нашему «герою» и коварство, которое проявляется чаще всего в обмане доверчивых простолюдинов. Есть вполне реалистичные воспоминания о высочайших указах как хитроумных улонках, средстве погашения народного возмущения:
Царь указ распространил И восставших с толку сбил...
Царь, указ свой разославши,
Разобщил ряды восставших
[Башкирское, 1999, с. 261 —
о восстании Карасакала].
Встречаются сказочные сюжеты, где действуют не только цари, но и богатыри. Однако в отличие от древних эпосов витязи обычно оказываются в проигрыше. Вот марийский силач, наделенный магическими чертами, останавливает течение реки Пижмы, чтобы дать возможность переправиться своим соплеменникам, а затем преградить водой путь вражеской армии: «Пусть прорвется Пижма перед русским царем!». Но царь подкупает одного из марийцев, форсирует реку и сжигает богатыря в его жилище, пока тот спит [Акцорин, 2000, с. 36]. Мы видим не только неразборчивость в средствах для достижения победы, но и какую-то трусливую свирепость — сжигание во сне явно обнаруживает опасение злодея встретиться с богатырем в открытом бою.
А хакасский витязь Ханза-пиг, «самый последний из древних богатырей, оставшийся на сей земле», не признает белого царя правителем над собой: «Я сам князь, зачем буду другого князя называть царем?». Но русский владыка в письме своим чиновникам повелевает напоить непокорного и связать. Те исполняют приказ, и в плену Хамза-пиг умирает [Мифы, 1995, с. 153, 154]. В другом хакасском предании в наказание за непомерную гордыню богатырь по воле божественных сил оказывается заживо погребенным, а оставшийся без заступника народ переходит под власть Петра I — Поот-хана, который перед тем проиграл витязю в состязании [Бутанаев, Бутанаева, 2001, с. 107].
Обратим внимание на то, что с началом российского господства заканчивается эпоха богатырей в фольклоре сибирских народов. Это уже выход на совсем другую тему— отношение к России и русским, — к которой мы обратимся ниже. Отметим лишь, что насилия, проявленные казаками и служилыми при объясачивании, злоупотрсГ) ления местных властей не добавляли позитивных нюансов в обобщен» ный образ русского человека и соответственно царя как квинтчсш! ции черт всех русских. Дополнительным психологическим и куль-= турным шоком оказывалось соседство с каторгой и поселениями ССЫЛЬ-
ных, где таежные аборигены могли наблюдать бесчеловечные условия, созданные русской администрацией для своих же соплеменников28. И здесь тоже «всплывала» фигура царя — надзирающего над державой и ответственного за все дела в ней. В долганском предании купец рассказывает шаману: «В эту страну пришел с рваными ноздрями русский поселенец. Вот у этого поселенца царь не мог добиться признания никакою казнью». Сам же ссыльный делится с шаманом воспоминаниями: «Раньше у меня нос такой же был, как у тебя. Но вот царь, пытая, на губе сальную свечу зажигая, нос мой насквозь прожег» [Долганский, 1937, с. 52] (автор рассказа явно наблюдал жертв казни, но не представлял себе ее «технологию»).
Рассмотренные выше черты образа русского царя позволяют наметить некоторые особенности восприятия власти и отношения к ней в представлениях неславянских подданных. Итак, белый царь предстает как:
во-первых, удачливый воитель, собиратель или завоеватель земель и народов, иногда их защитник от агрессивных соседей;
во-вторых, устроитель и организатор нового режима, глава огромной пирамиды властей, верховный начальник над чиновниками;
в-третьих, источник законности и справедливости, препятствие для всевластия и вседозволенности местных правителей, защита от их произвола;
в-четвертых, гарант спокойствия и благоденствия, жалующий или подтверждающий статус, имущественные и владельческие права подданных своими указами и грамотами.
11ри этом он изображается отнюдь не только светлыми красками. Царю Moiyr быть присущи жестокость и коварство, а надежды на обуздание бессовестных «бояр» часто оказываются напрасными, поскольку он принимает их сторону. Складывается неоднозначная, противоречивая картина — позитивные характеристики соседствуют с негативными. Здесь проявляется своеобразный реализм традиционной политической культуры. То есть народ, находившийся неизмеримо далеко от своего верховного правителя, представлял его себе в целом адекватно. Типично фольклорные, сказочные черты наслаивались на реальную историческую ситуацию, и в итоге российский самодержец оказывался одновременно мо1ущсственным и жестоким, справедливым и коварным, щедрым и любостяжательным. А поскольку этот «большой хозя-
Предыдущая << 1 .. 30 31 32 33 34 35 < 36 > 37 38 39 40 41 42 .. 127 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология