Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Окуджава Б. "Арбат. Исторический путеводитель" (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> История России -> Пресняков А.Е. -> "Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий" -> 95

Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий - Пресняков А.Е.

Пресняков А.Е. Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий — М.: Наука, 1993. — 646 c.
ISBN 5-02-009526-5
Скачать (прямая ссылка): knyajoepravovdrevneyrus1993.djvu
Предыдущая << 1 .. 89 90 91 92 93 94 < 95 > 96 97 98 99 100 101 .. 328 >> Следующая


156 Таким образом, мое выражение «княжое право» отнюдь не соответствует тому, что, например, Г. Бруннер называет «Konigsrecht» (Brunner Н. Deutsche Rechtsgeschichte. Bd. 1. S. 405—412). Определяя народное право как то, какое возникает из участия народа в применении и установлении права, Бруннер королевским называет право, исходящее от правительственной деятельности короля и королевских чиновников и от практики королевского суда. Бруннер сам указывает на условность этого разграничения, так как, по существу, трудно его королевское право отделить от того, которое входит по королевскому почину в практику народных судов или, возникнув в сфере королевской деятельности, получает признание в постановлении народного собрания, или входит в силу потому, что вся область применения права перешла в руки короля. Все это политические моменты, очень важные, но не определяющие, по существу, разновидностей действующего права. Бруннер дорожит понятием королевского права, по-видимому, потому, что законодательная и судебная деятельность королевской власти создавали право, водворение которого в уклад народно-правовых отношений «означает существенный прогресс в правовом развитии», а также потому, что королевское право «было в состоянии приобрести территориальное значение, подчиняя своему господству все государство или отдельные его области». Но и это— значение королевской власти, а не особого королевского права. Между этим королевским правом и народным Бруннер сам не видит принципиальной противоположности.

157 Brunner Н. Deutsche Rechtsgeschichte. Bd. 2. S. 48 ff.; Halban-Blumenstock А. Konigsschutz und Fehde//ZSSR. GA. 1898. Bd. 30.

158 Хальбан 34* приводит следующий пример королевской защиты отдельного лица ради исправления несовершенства обычного права. По рассказу Григория Турского , к королю Хильдеберту обратилась женщина, убившая похитителя, но не в самозащите, а спящего: «Tunc rex misericordissimus поп solum ei vitam donavit, verum etiam preeeptionem tribui jussit, ut in verbo sui posita a nullo Очерк второй

185

путь специальной княжой защиты дает князю в руки могучее орудие для создания в земле-княжении крепкой опоры своему положению, независимой от народной общины. Это тот путь, на котором княжеская власть собрала вокруг себя новые социальные силы, противопоставляя их народным общинам и организуя их по началам, независимым от народного права, заложила фундамент нового общественно-политического строя, пришедшего на смену строю вечевых общин.

Дело в том, что практикой специальной княжой защиты князья пользовались (как и западные короли, что едва ли нашло себе

ч I tSQ

достаточную оценку в упомянутых трудах) не только и даже не столько для пополнения дефектов старого права, но также — и прежде всего — для возвышения своей социальной силы, строя внутри земли-волости особый круг отношений и придавая ему, чем дальше, тем больше, значение опоры политической своей власти. Этот круг отношений можно назвать, применяя термин Хальбана, союзом княжой защиты. По определению Хальбана, «это правовой союз, стоящий вне общего государственного союза членов племени и построенный на совершенно иной основе». Иная основа, здесь указанная, и есть особое княжое право. Оно развилось и окрепло прежде всего в области княжого быта и княжого частного хозяйства, служа цементом для здания общественного положения князя, его социальной силы, восторжествовавшей над вечевыми общинами в эпоху перехода к новому, удельному и вотчинному строю.

2. Дружина

Опираясь на свое «одиначество» с вечевой общиной, скрепленное взаимным крестоцелованием и «рядом», князь XII— XIII вв. имел и вне его иную опору — в собственной, более или менее значительной дружине. Окружены дружиной и первые

unquam parentum defuncti illius in aliquo molestiam pateretur» [«Тогда же милосерднейший король не только ей подарил жизнь, но даже приказал вручить ей грамоту, чтобы она, опираясь на его королевское слово, не потерпела бы ни от кого из родственников убитого ею»]. Такой же характер носит уставная деятельность князей, создающая определение прав лиц, не входящих в состав обычно-правовых народных союзов, например иноземцев и иностранцев, приезжих купцов и т. п., либо беря их под особую княжую защиту, либо создавая особые условия, облегчающие применение к ним общих норм права (например, особые формы судопроизводства — Древнейшая редакция Русской Правды, ст. 14; взыскания долга — III редакция Русской Правды, ст. 60; преимущества при конкурсе по взысканию с банкрота — ст. 68). |г>9 Хальбан отмечает только, что специальная королевская защита — та почва, на которой законодательная власть королей впервые пыталась осуществить свои преобразовательные идеи и воззрения. Ср. у Бруннера объяснение причин, почему возникла в германской историографии тенденция к чрезмерному умалению исторического значения дружины (Brunner Н. Deutsche Rechtsgeschichte. Bd. 1. S. 195). 186

Княжое право в древней Руси

князья русские: она ясно выступает при Игоре. Что же такое дружина?

Оставим в стороне общее и широкое значение этого слова в памятниках древней письменности, отчасти и в летописи, значение близких, своих людей, товарищей, спутников. В специальном, техническом смысле это слово означает ближайших соратников и сотрудников князя, окружающих его и в мире и на войне. Дружина, по существу, ни у нас, ни у германцев — не учреждение политического строя 160; это явление частного быта, притом исключительное и стоящее вне обычного течения народной жизни и потому живущее по-своему, лишь внешне соприкасаясь с укладом обычноправового народного быта.
Предыдущая << 1 .. 89 90 91 92 93 94 < 95 > 96 97 98 99 100 101 .. 328 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология