Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> История России -> Пресняков А.Е. -> "Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий" -> 248

Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий - Пресняков А.Е.

Пресняков А.Е. Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий — М.: Наука, 1993. — 646 c.
ISBN 5-02-009526-5
Скачать (прямая ссылка): knyajoepravovdrevneyrus1993.djvu
Предыдущая << 1 .. 242 243 244 245 246 247 < 248 > 249 250 251 252 253 254 .. 328 >> Следующая


491

ли дЪти тяжутся о задници", церковная татьба, „мертвеца волочат, крест посЪкут или на стенах режут, скоты или псы или поткы безъ велики нужи введеть или что неподобно въ церкви гюдЪет". „Tt> вся суды, — по Уставу Владимира краткой редакции, — церкви даны суть"

Дополнения в перечнях подсудных церкви дел в пространной редакции Устава Владимира и в ее переделке в Уставе Всеволода не меняют общего их характера. Это дела по преступлениям против нравственности, против религии и церкви и дела семейного характера. Особый характер носит так называемый Устав князя Ярослава Владимировича о церковных судах. Он также дошел в ряде редакций, то более, то менее полных, с различными введениями. Две черты в нем особенно привлекают внимание: 1) за ряд преступлений полагается денежный штраф епископу, ,,а князь казнитъ" или ,,а казнять его волостельскою казнью", под чем разумеется, вероятно, тот или иной вид физического наказания; 2) плата за преступления различна, смотря по значению потерпевшего лица. Последняя черта будет нами рассмотрена особо в связи с той же особенностью Русской Правды.

А первая дала Ключевскому повод очень высоко оценить внутреннее достоинство Ярославова устава, который, „углубляя понятие о преступлении", „значительно расширил область вменяемости", так как почти вся определяемая им компетенция церковного суда, обнимавшая жизнь семейную, религиозную и нравственную, составилась из дел, которых не считал преступлениями или не предусматривал древний обычай 26*. Это меткое замечание касается вообще древнейших уставов о церковном суде. Оно подчеркивает общую их тенденцию изменить представление о каре как мести или вознаграждении потерпевшего другим, более государственным, видящим в наказании акт власти, которая поставлена от бога, как говорили епископы Владимиру, „на казнь злым, а добрым на милованье".

Напомню вам предание об этой беседе: «Живяще же Володимеръ в страсЪ божьи и умножишася разбоеве, и рЪша єпископи Володимеру: „Ce умножишася разбойници, почто не казниши ихъ?" Он же рече имъ: ,,Боюся грЪха". Они же рЪша ему: ,,Ты поставленъ если отъ бога на казнь злымъ, а добрымъ на милованье; достоить ти казнити разбойника, но со испытомъ". Володимеръ же отвергъ виры, нача казнити разбойникы, и рЪша єпископи и старци: „Рать многа; оже вира, то на оружьи и на конихъ буди". И рече Володимеръ: „Тако буди". И живяше Володимеръ по устроенью отьню и дЪдню» 27*.

В сопоставлении с Уставом Ярослава этот рассказ, может быть, получает не лишенный интереса исторический смысл как след попыток византийского по воззрениям и происхождению духовенства привить на Руси новые представления о роли государственной власти. Будущее, далекое историческое будущее, 492

¦Лекции по русской истории. Киевская Русь

было за этими представлениями. Но ближайшее время их не приняло. Поэтому рассказ летописи заканчивается известием о возврате к системе обычных денежных кар за преступления. Поэтому и Устав Ярослава, имеющий, вероятно, историческую основу, что поддерживается его родством с Русской Правдой, и в градации взысканий и в денежной системе, должен быть признан памятником, выражающим тенденции духовенства, нашедшие, может быть, поддержку со стороны Ярослава, но не может служить источником для изучения действительной практики того времени. Вот почему и стоит он так обособленно даже в ряду других церковных уставов.

Не имея никаких документов, которые познакомили бы нас с действительной практикой церковных судов, мы не в состоянии дойти до желательных результатов в выработке отчетливого представления об их роли и вынуждены ограничиться самой общей характеристикой круга дел, подлежащих их ведению относительно всех мирян.

Другую сторону судебно-административных привилегий церкви составляло изъятие, полное или ограниченное, из-под ведения княжого суда и княжой администрации так называемых церковных людей, т. е. духовенства и служащих при церкви, живущих при церквах или монастырях или на церковных землях, состоящих под опекой церкви людей. Краткая редакция Владимирова устава говорит без ограничений, что „митрополитъ или епископъ вЪдаетъ межю ими судъ или обиду, или котора, или задница"; если же есть дело между и сторонними людьми, то „обчий" суд, т. е. судят и делятся судебными доходами вместе судьи духовный и княжой.

То же находим в одной — полагаю, старшей — редакции Ярославова устава: „А что дЪется въ домовыхъ людехъ и церков-ныхъ и въ монастырех — и не вступаются княжи волостели въ то, а то вЪдают епископли волостели" 28*.

Позднейшие редакции обоих уставов содержат уже оговорку: „Судити ихъ оприсно мирянъ, развЪе татьбы съ поличнымъ, то судити съ моимъ, та же и душегубление, а въ иные дЪла никакоже моимъ не вступатися".

Состав этих „церковных людей" определяется в краткой редакции Устава Владимира так: „А се церковные люди: игуменъ, попъ, дьяконъ, и кто въ клиросЪ, черньцъ, черница, попадия, проскурница, поповичь, лЪчецъ, прощеникъ, задушный человЪкъ, монастыреве, больници, гостиници, странноприимници: то люди церковный, богадельные". Устав Всеволода, развивая Владимиров, добавляет паломника, свечегаса, странника, слепца, хромца, а слово „прощеник" заменяет словом „пущеник", затем добавляет изгоев с знаменитым определением: „изгои трои: поповъ сынъ грамоті не умЪеть, холопъ исъ холопьства выкупится, купецъ одолжаеть" 29*. Три термина в этом перечне требуют Дополнения
Предыдущая << 1 .. 242 243 244 245 246 247 < 248 > 249 250 251 252 253 254 .. 328 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология