Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> История России -> Пресняков А.Е. -> "Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий" -> 247

Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий - Пресняков А.Е.

Пресняков А.Е. Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий — М.: Наука, 1993. — 646 c.
ISBN 5-02-009526-5
Скачать (прямая ссылка): knyajoepravovdrevneyrus1993.djvu
Предыдущая << 1 .. 241 242 243 244 245 246 < 247 > 248 249 250 251 252 253 .. 328 >> Следующая


489

переделок, и сам поэтому дошел до нас отнюдь не в первоначальном своем виде21*.

Так шла литературная история старшего устава, развившегося в еще более поздней письменности в повествование о льготах и заботах, какими церковь и духовенство пользовались со стороны Владимира Святого и других князей.

Возвращаясь к десятине, отмечу, что под 1037 г. летопись изображает ее так: Ярослав „церкви ставляше по градомъ и по мЪстомъ, поставляя попы и дая имъ от имЪнья своего урокъ, веля имъ учити люди" 22*. Так и в позднейшем Уставе, около 1135 г., Всеволода Мстиславича князь дает новгородской церкви св. Ивана на Опоках (в Новгороде) доход „отъ своего великоимЪния", а по Уставу 1137 г. новгородского князя Святослава Ольговича — „Уставъ, бывъший преже насъ въ Руси отъ прадЪд и от дЪд нашихъ" — состоит в том, что „имати пис-купомъ десятину отъ даний и отъ виръ и продажь, что входить въ княжь дворъ всего" 23*. Наконец, и Устав Ростислава смоленской епископии 1150 г. дает церкви десятину от всех даней смоленских, „что ся наречетъ области Смоленское, или мала или велика дань, любо княжа, любо княгинина, или чья си хотя, — правити десятину святЪй Богородици". Церкви в XI—XII вв. идет десятина только с княжих доходов, идущих лично ему или уступленных им княгине, боярам и судьям, которым уставы запрещают нарушать церковные привилегии. Их же надо разуметь и под „людьми своими" князя Ростислава, а не вече, как хочет Владимирский-Буданов 24*.

Не одна десятина составляла эти привилегии. Уставы старшие главным содержанием имеют определение суда церковного. Но вопрос о характере и объеме церковного суда более осложнен сомнительностью текстов уставов, особенно старейших, чем вопрос о десятине. Несмотря на ссылки уставов (начиная с пространной редакции Владимирова) на греческий „номоканон", на „уряженья" греческих царей и вселенских соборов, привилегии судебные церкви по уставам нашим значительно шире тех, какие были предоставлены самой греческой церкви. Кроме того, сомневаясь в достоверности уставов, указывают обыкновенно на два противоречия: между ними и бытовыми условиями древнерусской жизни, состоящие в том, что Устав Владимира передает в заведование епископов больницы, гостиницы и странноприимные дома, которых на Руси не существовало, и между уставами, с одной, и Русской Правдой, с другой стороны, состоящее в том, что споры о наследстве по Русской Правде подсудны княжому суду, а по уставам — епископскому.

Сами по себе все эти соображения не имеют решающего характера. Пришлое духовенство могло своим влиянием расширить свою судебную компетенцию, по-своему излагая и греческие узаконения. Подобная тенденция могла естественно 490

¦Лекции по русской истории. Киевская Русь

вытекать не только из столь обычного в истории церкви стремления ее иерархов усилить свое влияние, но и из мотивов, связанных с задачами церковно-просветительного влияния в новообращенной среде, влияния особенно на ее семейный быт. Упоминание о благотворительных учреждениях могло быть простым переносом греческой формулы и греческой практики, имевшей для духовенства на Руси значение привычной программы, плана действий. Наконец, противоречие между Русской Правдой и уставами относительно споров о наследстве, в сущности, мнимое. Русская Правда не говорит о подсудности спора о наследстве князю, а лишь о том, что „аще братиа растяжются предъ кня-земъ о задници, то который дЪтьскыи идеть ихъ дЪлити, тому взяти гривна кунъ" 6; тут, по существу дела, не подсудность, а обращение к третейской роли княжого чиновника при спорах о семейном разделе.

Уставы Владимиров и зависящий от него Всеволодов относят спор братьев или детей о наследстве к судам, которые даются „церквам, всем епискупиям на Русской земле" с оговоркой, что ,,князем и бояром и судьям в те суды не вступатися". Тут наряду с попыткой духовенства монополизировать в свою пользу известную функцию можно видеть, ввиду того что речь идет о споре, решаемом в порядке третейского разбирательства, конкуренцию двух тенденций. Но как бы то ни было, и последний пример, и весь характер истории текста уставов заставляют видеть в них скорее выражение стремлений и притязаний духовенства, чем кодификацию норм действовавшего права. Быть может, наиболее правильным следует признать мнение о подлинности Устава Владимира Святославича, высказанное покойным канонистом А. С. Павловым на VIII Археологическом съезде (в Москве) 25*. Оно сводится к отрицанию, что Владимир был составителем устава, но что в основе его содержания лежат правила, установленные при Владимире. Сам же устав образовался, как и Русская Правда, путем работы частного лица, конечно духовного, причем к старейшей его части приписывались отдельные случаи — разновременные — передачи тех или других дел церковному суду. В таком случае устав в своей торжественной официальной форме является фальсификатом, но содержание его в целом ряде случаев, определимых только гипотетически, отражает действительность историческую или притязания духовенства.

Содержание это распадается на две части. По некоторым делам епископскому суду подсудны все христиане. Эти дела: роспуст (развод), смильное заставье (delictum flagrans; ср. чешское smilny — lascivus, smilstwo — fornicatio), пошибенье между мужем и женой о животе (драка), женитьба в недозволенных степенях родства или свойства, ведьство, зелийничьство (знахарство), уреканье— развратом, знахарством или еретичеством, зубояжа (?), побои, нанесенные детьми родителям, „братни Дополнения
Предыдущая << 1 .. 241 242 243 244 245 246 < 247 > 248 249 250 251 252 253 .. 328 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология