Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Окуджава Б. "Арбат. Исторический путеводитель" (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> История России -> Пресняков А.Е. -> "Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий" -> 243

Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий - Пресняков А.Е.

Пресняков А.Е. Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий — М.: Наука, 1993. — 646 c.
ISBN 5-02-009526-5
Скачать (прямая ссылка): knyajoepravovdrevneyrus1993.djvu
Предыдущая << 1 .. 237 238 239 240 241 242 < 243 > 244 245 246 247 248 249 .. 328 >> Следующая


Вот те теоретические и научно-практические соображения, которые заставляют меня сохранять понятие единства русской народности в его историческом развитии, еще не оконченном, а Киевский период рассматривать как пролог не южнорусской, а общерусской истории, которая для следующей эпохи распа- Дополнения

481

дается на два самостоятельных, равносильных и параллельных отдела: историю Западной Руси и историю Руси северо-восточной. Фактическое обоснование этого воззрения, конечно, приходится оставить на долю обстоятельного изложения и анализа исторических данных.

Для Киевского периода решающее значение в данном случае имеет полное отсутствие признаков, которые позволяли бы сказать, чтобы между южноруссами и северноруссами тех времен существовало сознание племенного и национального различия. Вражда киевлян и новгородцев, киевлян и суздальцев проявляется не в иных и не в более резких формах, чем, например, соперничество в борьбе владимирцев и ростовцев во время усобиц между сыновьями Андрея Боголюбского.

Вывод из сказанного: нельзя ставить понятие данной определившейся национальности в начале исторического процесса и самое явление национальной, самобытной индивидуальности рассматривать как носителя, как основу исторической жизни в так называемой национальной истории. Наоборот, выделение восточнославянских племен из общей массы племен славянских, начало их культурно-исторической индивидуализации и постепенного объединения в новую народность и составляет первый вопрос курса древнерусской истории. Как сложное и живое явление народность возникает, развивается, строится в течение всей исторической жизни народа непрерывно, без конца или гибнет с концом исторической жизни данной страны. Возникает она и растет на почве различных, скрещивающихся и перемешанных расовых и племенных элементов, обыкновенно, впрочем, с преобладанием одного из них, у нас восточнославянского.

Эта восточнославянская основа позднейшей русской народности и ее различных элементов требует поэтому особого рассмотрения» (Архив ЛОИИ. Ф. 193. On. 1. Д. 1. С. 1—20) 3.

6 -6 В редакции 1907—1908 гг. данному образцу соответствует следующий историографический и теоретический экскурс:

«Задружная теория сменила прежние: родовую (Эверс, Соловьев, Никитский) и общинную (К. Аксаков) как естественный, логически необходимый результат дальнейшего развития науки. На них я останавливаться не буду, так как их надо признать уже отошедшими в область пережитого прошлого, истории науки. У всех трех, если брать задружную [теорию] в ее первоначальной, лентовичевской редакции, есть одна общая черта, которая стоит того, чтобы ее отметить: это были именно теории, социологические конструкции, имевшие целью, определив исходный пункт русского исторического процесса, логически стройно объяснить развитие первоначальных форм русской государственности из принятой предпосылки — рода, общины, задруги. Основное явление, какое та или иная из этих теорий принимала за такой исходный пункт, должно было удовлетворить этой

31 А. Е. Пресняков 482

¦Лекции по русской истории. Киевская Русь

задаче — объяснения, как из данной социальной ячейки постепенно развились и дифференцировались более сложные, исторически наблюдаемые формы русского социального и политического быта.

В этой теоретичности лежала и односторонность метода. И сказалась она в том, что оставлены были без внимания другие явления племенного славянского быта, для восстановления которых имелось не менее данных, чем для построения гипотез о роде, или общине, или задруге как исходных моментах исторического процесса. И эти другие явления, если бы на них обратили должное внимание, дали бы более твердые основания для ответа на вопрос о происхождении наряду с кровными союзами территориальных общин иного характера и большего объема, а также о происхождении первичных организаций политического значения.

Слишком догматично и отвлеченно пыталась старая историография объяснить происхождение этих последних явлений из развития одной социальной ячейки — рода, общины, задруги, как будто в общеславянском наследии русских племен ничего иного и не было» (Архив ЛОИИ. Ф. 193. On. 1. Д. 1. С. 65—66).

а 11 В редакции 1907—1908 гг. А. Е. Пресняков устанавливал общественный строй восточных славян, основываясь на сравнительно-историческом анализе восточнославянских и германских племен, а также привлекая ретроспективный метод:

«По-видимому, сходные формы племенной организации имели и славяне в эпоху переселений. На первых же порах исторической жизни Днепровской Руси встречаем ряд известий о тысячно-сотенной организации и притом с явными признаками устарелости, так как она, несмотря на скудость известий, является довольно определенно замирающей и перерождающейся на глазах истории под влиянием новых условий княжеско-дружин-ного строя. В историческое время должность тысяцкого рисуется вполне зависимой от князя. Князь „дает тысячу44 своему княжому мужу. Тысяцкий — воевода в стольном городе. Он же, по-видимому, и главная судебно-административная должность в стольном городе: держит тысячу и весь ряд. Но две черты отличают тысяцкого от всех других должностных лиц княжеско-дружинного строя. [Во-первых,] хоть он и выходит из рядов дружины, но как воевода стоит уже вне ее: его воеводство есть военное начальство над народным вечевым ополчением, тысячей. Во-вторых, наши известия дают впечатление постепенного упадка этой должности в Южной Руси. Сперва мы имеем известия о большем числе тысяцких, чем позднее. Были, например, тысяцкие во второстепенных городах — Белгороде, Вышгороде и притом ранее, чем эти города стали княжими, стольными; потом они исчезают, и тысяцкие стоят рядом с князьями там, где князья сидят. Кроме того, должность тысяцкого выглядит в наших изве- Дополнения
Предыдущая << 1 .. 237 238 239 240 241 242 < 243 > 244 245 246 247 248 249 .. 328 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология