Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> История России -> Пресняков А.Е. -> "Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий" -> 236

Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий - Пресняков А.Е.

Пресняков А.Е. Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий — М.: Наука, 1993. — 646 c.
ISBN 5-02-009526-5
Скачать (прямая ссылка): knyajoepravovdrevneyrus1993.djvu
Предыдущая << 1 .. 230 231 232 233 234 235 < 236 > 237 238 239 240 241 242 .. 328 >> Следующая


Начало отчины встречало поддержку в тенденциях населения, кладя своим развитием начало новому удельному строю всего политического быта древней Руси. При таких условиях общее старейшинство во всей Русской земле, связанное по традиции с киевским столом, рисковало вовсе погибнуть. Уцелеть оно могло, лишь возродившись на новых началах. Лекция XIV

467

И политическое сознание князей, владевших Киевом, самой жизнью воспитывалось к уразумению этой необходимости новых начал старейшинства. Их, как мы видели, намечают в отношениях к младшим князьям Мономах и сын его Мстислав, а затем Всеволод Ольгович; эти начала — династическая организация власти, обращенной в вотчину одной княжеской линии, и усиление зависимости младших князей от старшего, которого на севере называть станут великим, в послушание его распоряжениям относительно общих действий и распределения волостей.

Как выше уже сказано, это усиление старейшинства мыслилось как восстановление реального значения приписываемой ему отчей власти над другими князьями.

Изяслав Мстиславич, заняв Киев, так понимает свое положение: «А mht>, — говорит он двоюродному брату, — дай богъ васъ, братью свою, всю имети и весь родъ свой в правду», а уступая Киев дяде Вячеславу, говорит ему: «Ты ми еси отець, а се ти Киевъ, а се волость: которое тобЪ угодно, то возьми, а иное мнЪ вдай». Такое право распоряжения волостями как атрибут старейшинства особенно резко подчеркивает Андрей Боголюбский. Андрей в 1174 г. заявляет Роману Ростиславичу и его братьям, которым дал Киевщину: «Не ходиши в моей воли съ братьею своею, а поиди с Киева, а Давыдъ исъ Вышегорода, а Мьсти-славъ из БЪлагорода, а то вы Смоленескъ, а темь ся подЪлите» 263*.

Все эти цитаты, особенно ярко последняя, показывают, с другой стороны, насколько узка и практически незначительна была реальная основа, на которой во вторую половину XII в. покоилось старейшинство в Русской земле: она сводилась в смысле распоряжения волостями к границам Киевской земли. Все остальное было уже прочно освоено отдельными княжими линиями в особое владение, удельное. И тем не менее изменение тона отношений между младшими и старшими князьями, отмечаемое в этих цитатах, имеет свое значение. Оно свидетельствует о безнадежной и тщетной, но характерной попытке реакции более сильных князей против полного упадка объединявшего княжую Русь авторитета киевского князя. Та же тенденция сказывается и в появлении термина «господин» в обращении князей к старшему, более сильному. «Ты, господинъ, ты, отець», — обращаются рязанские князья к Всеволоду Суздальскому в 1180 г. «Отце господине», — титулует его же Владимирко Галицкий и просит: «Удержи Галичь подо мною, а язъ божий и твой есмь со всимъ Галичемь, а во твоей волЪ есмь всегда». И это не только «северное» явление. В 1152 г. отец Владимирка говорил Изяславу Мстиславичу так: «НынЪ, отце,. . . прими мя яка сына. . . ать . . . подлЪ твой стремень Ъждю, всими своими полкы» 264*.

Теперь ясно, что я разумел под обострением проявлений обеих конкурировавших тенденций в сфере княжого владения Древней Руси. Отчинное начало привело к полному обособле-

29* 468

¦Лекции по русской истории. Киевская Русь

нию всех областей русских, кроме киевской, во владение особых линий княжого дома и к распаду княжого рода на ряд равноправных, независимых князей, определявших взаимные отношения договорами. Старейшинство, связанное с владением Киевом, должно было или погибнуть, или переродиться в отношения политического господства, с одной, и служилого подчинения — с другой стороны. И пути этой эволюции были намечены в русской жизни XII в., в эпоху, в начале которой стоит деятельность Мономаха, а в конце — Андрея Боголюбского и Всеволода Большое Гнездо. И важно запомнить, что эта вторая тенденция не родилась на севере вновь и лишь дальше развивала там зерна, не воспринятые киевской почвой.

Ясно для нас, с другой стороны, и безнадежное положение Киевщины в эту эпоху.

В силу своего пограничного географического положения, так как из Переяславщины не удалось создать прочного оплота со стороны степи, а правобережная южная граница Поднепровья оставалась открытой и ее военную оборону пришлось организовать с помощью инородческой колонизации турецких племен, во второй половине XII в. часто оказывавшихся союзниками ненадежными, Киевщина оказалась не в состоянии сыграть роль территориальной базы и материальной основы для объединения русских земель в одной и более прочной государственной организации. Ей не было суждено сыграть роль Московского княжества Даниловичей или Иль-де-Франса Капетингов.

С другой стороны, пробудившаяся и в Киевщине тенденция к обособлению в особое законченное целое, в живущую собственной жизнью, местной и замкнутой, землю-княжение, была решительно подорвана живой традицией киевского первенства. Традиция эта налагала свою печать и на политику всех киевских князей, будя в них стремление к расширению своего влияния на дела всей Русской земли, не давая им сосредоточиться на местных интересах и замкнуться в них. Сказывалась она и в особом отношении к Киеву всех сколько-нибудь сильных князей, будя в них стремление овладеть почетным и влиятельным золотым столом киевским. Борьба за Киев продолжается еще долго после того, как он по существу дела потерял значение действительного центра всей Русской земли, и в этой борьбе гибнут попытки старших Мономаховичей стать местной киевской династией, гибнут, несмотря на поддержку, встреченную ими в населении. Сама Мономахова линия Рюрикова рода, широко раскинувшаяся от Волыни до Суздальщины, раскалывается на враждебные стороны в борьбе за Киев. Не хотят отказаться от него черниговские Ольговичи, ревниво следят за ним, препятствуя его усилению, особенно соединению с Волынью, и галицкие князья.
Предыдущая << 1 .. 230 231 232 233 234 235 < 236 > 237 238 239 240 241 242 .. 328 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология