Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> История России -> Пресняков А.Е. -> "Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий" -> 235

Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий - Пресняков А.Е.

Пресняков А.Е. Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий — М.: Наука, 1993. — 646 c.
ISBN 5-02-009526-5
Скачать (прямая ссылка): knyajoepravovdrevneyrus1993.djvu
Предыдущая << 1 .. 229 230 231 232 233 234 < 235 > 236 237 238 239 240 241 .. 328 >> Следующая


Прежде всего отмечу стремление к новому пониманию старейшинства, которое мы отмечали уже у Мономаха, а резче у Всево- Лекция XIV

465

лода Ольговича. Оно не сознавалось князьями, его представителями как новое. Напротив, в праве старейшины на полное подчинение младших князей и на полное распоряжение волостями земли Русской видели возврат к временам Ярослава, восстановление отцовской власти над всеми членами княжого рода. Но это старейшинство, кто «в отца место», держится не в силу кровного права, а вследствие фактической силы, фактических отношений. В работе Я. А. Голяшкина «Очерк личных отношений между князьями Киевской Руси в половине XII в.» 161 найдете тщательный подбор наблюдений над условностью, с какой употреблялись во второй половине XII в. термины «отец», «брат», «сын» для определения отношений между князьями, как, например, в словах Вячеслава Владимировича к племяннику Изяславу: «Ты мой еси отець, а ты мой и сынъ, у тебе отца нЪту, а у мене сына нЪтуть, а ты же мой сынъ, ты же мой братъ» 1 .

О праве на старейшинство и для этой эпохи нет основания говорить, так как нет указаний на существование каких-либо общепризнанных норм в княжеской среде. Князья заключают соглашения, причем один другого обещает «имЪти въ отца мЪсто и въ всей воли его . . . ходити» 163, причем комбинации возможны самые разнообразные: племянник оказывается отцом дяде, князья разных поколений — друг другу братьями. Вся эта терминология выродилась в условный дипломатический язык при заключении договора о союзе, помощи, покровительстве. И это явление, быть может, особенно наглядно подчеркивается такими оборотами речи: «Ты, брате, къ намъ крестъ цЪловалъ. . . дажь стоиши на томъ ряду, но ты нам братъ, пакы ли . . . сътупилъ еси ряду, мы ся въ то не дамы». Быть братом тут равносильно сохранению ряда.

Эти черты свидетельствуют о том, что можно назвать значительной индивидуализацией княжеских отношений. Перед нами в конце изучаемого периода не единый, органически связанный род Рюриковичей, а, скажем словами Голяшкина, «политическое общество самостоятельных владетелей, регулирующих свои взаимные отношения сообразно личной выгоде и пользе», и признаем с тем же автором, что братьями князья называли друг друга прежде всего по равноправию независимых владельцев отдельных земель-княжений, или, как говорил еще Неволин, «все вообще князья, как равные в известном отношении друг другу по княжескому достоинству, называют себя взаимно братьями».

Но как ни далеко ушли в прошлое, как пережитые, семейные основы междукняжеских отношений, идея единого княжого рода уцелела. Даже более, именно в данную эпоху она как бы подчеркивается, и князья напоминают друг другу: мы единого деда внуки. Эта идея нужна как выражение равноправия князей, в княжом их достоинстве. И эту сторону дела удачно подметил

30 А. Е. Пресняков 466

¦Лекции по русской истории. Киевская Русь

Голяшкин, говоря, что одним из существенных условий для сохранения семейной и родовой терминологии при изменившихся в корень отношениях было то, что князья «продолжали составлять один род, изолированный от общества и потому тем теснее захватывавший своих членов», а «в силу своего обособленного положения в обществе» этот род, хотя он не имел никакой организации, «никогда не был учреждением», сохранял весьма крупное социально-политическое значение для своих членов.

Размножившийся род Рюриковичей выработался в особую социальную категорию. Князь не только тот, кто княжит и владеет определенной властью. Князь безземельный, какой-нибудь скиталец вроде Ивана Берладника — все же князь, с прирожденным княжим достоинством. Первое противопоставление князя остальному обществу в таком аристократическом смысле видим в известном ответе черниговского Олега Святославича: «. . .htctb лЪпо мене судити епископу, ли игуменомъ, ли смер-домъ» 26°*. В 1096 г. это, по-видимому, произвело еще впечатление заносчивой гордыни. В XII в. гордое сознание княжого достоинства — бытовая норма. Виновный князь может быть наказан лишением волости, но личность его неприкосновенна. На божий суд призывают смоленские Ростиславичи Андрея Боголюбского за то, «аже еси сь сякыми рЪчьми прислалъ не акы къ князю, но акы къ подручнику и просту человеку. . .»261*. В старину сказали бы не так, но «не акы къ братьямъ. . .». А когда галицкий боярин Владислав в начале XIII в. захватил было княжение в Галиче, то, низложенный поляками и венграми, он «нашедъ зло племени своему и дЪтемь своимъ . . . вси бо князи не призряху дЪтий его того ради» 262*. Солидарность в монополии на княжое достоинство — один из существенных моментов в живучести понятия о едином Рюриковом роде.

При таком характере русского княжья XII—XIII вв. «единство княжого рода», лишенного организации, не могло играть роли объединяющего русские земли элемента. Охарактеризованная выше внутренняя обособленность земель-волостей не только не встречала противодействия во влиянии княжого элемента, но, напротив, встречала в нем силу, которая каждой земле-волости давала возможность выработать себе законченный политический строй в соответствии с общим укладом древней политической жизни. Каждая волость-земля становилась воло-стью-княжением, стремясь упрочить свой политический быт укреплением у себя определенной княжой семьи.
Предыдущая << 1 .. 229 230 231 232 233 234 < 235 > 236 237 238 239 240 241 .. 328 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология