Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> История России -> Пресняков А.Е. -> "Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий" -> 232

Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий - Пресняков А.Е.

Пресняков А.Е. Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий — М.: Наука, 1993. — 646 c.
ISBN 5-02-009526-5
Скачать (прямая ссылка): knyajoepravovdrevneyrus1993.djvu
Предыдущая << 1 .. 226 227 228 229 230 231 < 232 > 233 234 235 236 237 238 .. 328 >> Следующая


459

цели и средства, характеризуя князя, по Ключевскому, как наемного защитника земли и порядка, то к концу изучаемого периода наблюдаем признаки обратного взаимоотношения управления и дохода. Один из этих признаков был уже отмечен. Разумею развитие вир и продаж в окладной сбор, подобный дани. С этой точки зрения представляет особый интерес и то, что разыгралось в Киеве в 1146 г. Мы уже знаем эту историю, как киевляне после смерти князя Всеволода Ольговича рядились с его братьями Игорем и Святославом, жалуясь на тиунов: «Ратша ны погуби Киевъ, а Тудоръ Вышегород; а нынЪ, княже Святославе, цЪлуй намъ хресть и зъ братомъ своимъ: аще кому насъ будеть обида, то ты прави». Позднейший свод так передает уговор словами Святослава к Игорю: «Азъ, брате, цЪловаль крестъ на томъ кия-номъ, яко быти тебЪ княземъ во правду, а людемъ кому до кого обида будетъ, ино ти ихъ судити во правду самому, или мнЪ, а тиуномъ ихъ не судити, ни продавати, а что были тивуни брата нашего Ратша и Тудоръ, а тЪмъ не быти, а коимъ будетъ быти, ино имъ съ суда урокомъ, а въ свою волю имъ людей не продавати» 1о2. Мысль ясна: перед нами протест против передачи полномочий княжого суда — с их характером мы уже знакомы — в руки тиунов-вирников и мечников (после соглашения с князьями киевляне, «устремишася на Ратьшинъ дворъ грабить и на мЪчьникы»), роль которых должна ограничиться сбором уреченных уголовных штрафов, а не «въ свою волю имъ людей продавати» . Судебные полномочия, очевидно, становились в руках низших агентов княжой власти орудием вымогательства. Но вспомним похвалу свода XIII в. древним князьям, что они не вскладали на людей творимых вир и продаж, и тогда поймем, что усердие тиунов касалось не их только личных доходов, но и княжого прибытка, почему Игорь, когда вошел в Киев, «не поча до тому чинити, яко же людие хотяху» и «якоже обещася». С этим не мешает сопоставить значение слова «ябеда». Мы видели, что слово «ябетник» равносильно слову «тиун». Слово же «ябеда» в позднейшем языке означает клевету с вымогательством, шантаж (ср. Судебник Ивана Грозного 258*: бьют челом ябедою в великих исках, а мирятся на малом). На причину такой эволюции значения слова «ябедник» указывает, например, один привилей, полученный смоленскими гражданами в 1505 г.: «Што ся тычеть ябедниковъ, которые, ходечи по мЪсту, людей соромотятъ и боемъ клеплют ... а кто бою . . . оттяжется, от того пересуды великие на нихъ наместники и окольничии въ оный часъ бирывали» 259*. Ябедники искусственно создают процессы и тем увеличивают доход с судебных пошлин, платившихся, как мы видели, и оправдавшимся и с «творимых вир и продаж» в случае обвинения. Сама история слова «ябедник» и киевская история 1146 г. указывают на такую роль древнерусских ябедников-тиунов, сборщиков княжого судебного дохода. 460

¦Лекции по русской истории. Киевская Русь

Все это черты явных злоупотреблений. Можно ли им придавать более серьезное историческое значение? Но когда с ними сопоставишь обращение уже в XII в. вир и продаж в окладной сбор и превращение в удельный период суда в доходную статью княжого и боярского владения, с правом и обычаем отчуждения его как всякой собственности, то острое выступление указанных злоупотреблений получает характер симптома перехода от земской точки зрения по отношению к судебно-административному делу к другому — вотчинно-владельческому воззрению на нее. Это первое уродливое выступление фискальной практики — предвестник нового обычноправового уклада удельного, владельческого — всей общественной жизни Руси.

Вторая половина XII в. — период резкого развития этого процесса перехода к новому строю. Его политическая сторона сказалась в усилении обособленности отдельных земель-княжений и нарастании признаков упадка центрального, объединяющего значения Киева. Его социальная сторона — в развитии землевладельческого боярства, которое, врастая все глубже в местную жизнь той или иной области, подчиняя ее себе, разбивается на ряд провинциальных, областных обществ, замыкающихся в местных интересах. Его экономическая сторона — в упадке торговой гегемонии Киева и возникновении новых, независимых экономических центров на запад от Киева в связи с изменением направления торговых путей из Средней Европы к Черному морю; на север от него — с развитием прибалтийской торговли; на далеком северо-востоке — с развитием колонизации Суздальской Руси и ее обособлением в особый экономический район, связанный торговыми связями с инородческим востоком и новгородским северо-западом. Начавшаяся на самой заре исторической жизни Киевской Руси борьба на жизнь и смерть со степью становится в этом переходном периоде особо острой и тяжелой. Половцы, отодвинутые за Дон в эпоху Мономаха, после смерти его сына Мстислава (ум. 1132 г.) снова надвигаются на южные пределы Руси, и с 60-х годов XII в. этот напор степных кочевников достигает снова огромной силы. Историческая жизнь древней Руси не удержалась на первоначальной территориальной базе, сдвинулась к северу, северо-западу и западу и, осевши на более ограниченной, но и более раскинутой территории, постепенно теряя прежнюю ориентировку на юг, стала группироваться вокруг новых центров, обособленных друг от друга, имевших уже не общерусское, как Киев, а местное значение. Идет процесс децентрализации русской жизни, но, как справедливо подчеркивает Грушевский , запасы культуры, накопленные Киевским государством, тем самым проникают в глубь народной массы, втягивая ее плотнее в движение новых форм быта, хозяйства, права, религии, господство которых утвердилось на социальных верхах древнего общества. Лекция XIV
Предыдущая << 1 .. 226 227 228 229 230 231 < 232 > 233 234 235 236 237 238 .. 328 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология