Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> История России -> Пресняков А.Е. -> "Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий" -> 188

Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий - Пресняков А.Е.

Пресняков А.Е. Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий — М.: Наука, 1993. — 646 c.
ISBN 5-02-009526-5
Скачать (прямая ссылка): knyajoepravovdrevneyrus1993.djvu
Предыдущая << 1 .. 182 183 184 185 186 187 < 188 > 189 190 191 192 193 194 .. 328 >> Следующая


Восстановление полного содержания этих грамот, конечно, Лекция III

369

вовсе невозможно по нашим материалам. Конечно, если, как указано А. А. Шахматовым, в одном летописном тексте XVI в. о Ярославе говорится: «дасть им судебную грамоту, почему им ходити», то это, всего вероятнее, просто отражение того, что в подлинных сводах на месте Ярославлей грамоты 1017 г. стояла Русская Правда. Но трудно, казалось бы, сомневаться, что грамота подлинная содержала какие-либо не финансовые только, а и правовые определения. Я думаю, что кое-какие черты этих определений можно найти в древнейшей части Русской Правды — в первых 17 статьях краткой ее редакции. Распространение ее гарантий на «русина и словенина» — важное правовое приобретение времен Ярослава — дело явно новгородское. По-видимому, оно обусловлено сближением новгородского боярства (огнищан) с городскими общинами Новгорода против засилья заморских варягов. Если признать, что я верно понимаю этот момент, то важно его значение и в истории древнерусской княжеской власти. Князь как «начальник дружины» имел в этой «дружине» круг лиц, ему служащих, его огнищан-домочадцев, его гридей, княжих мужей и слуг двора княжого, «отроков», — словом, особый круг лиц, находившихся под особой его, князя, опекой. Все они считались двором (огнищем), домом князя. Отсюда два следствия. С одной стороны, эта «княжая община» стояла обособленно в общине городской (народной) и столкновения между ними были столкновениями двух замкнутых и обособленных миров: весь строй древней жизни вел к тому, что каждая общинная единица — семья (дворище), группа родичей (род) и соседская община (вервь) были своего рода союзами взаимопомощи, взаимной защиты. Они защищали жизнь и имущество своего сочлена, хотя [и мстили] за его убийство кровной местью, но и защищая его, если он сам совершит насилие против мести чужаков. Лишь постепенно вырабатывалась замена кровной мести и иного самоуправства соглашениями о замене ее денежной (имущественной) уплатой, покупкой мира (с обрядом примирения — покоры).

Такую же отдельную организацию в ряду других представлял собой и княжой двор с тем отличием, что все его дела касались князя. Поэтому месть за убитого кем-либо княжого человека превращалась в акт карающей княжеской власти, а попытка мести княжому человеку наталкивалась на причастность к такому вопросу князя как покровителя своих людей и потому должна была выродиться в жалобу князю на дружинника-насильника. Тогда князь выступает в другой роли установителя «наряда», общего мира, охраны общественного мира и порядка. Как верховный посредник в столкновении он определяет вознаграждение потерпевшему и кару виновному. Но такова лишь одна сторона дела. А с другой, если каждая община — городская, соседская, семейная — жила своим обычаем, улаживая внутренние дела и трения судом и расправой своих старших, то княжое огнище также

24 А. Е. Пресняков 370

Лекции по русской истории. Киевская Русь

управлялось своим обычаем, какой вырабатывался в его среде и находил поддержку в «начальнике дружины» — «князе». Я вижу в древнейшей части Русской Правды черты такого дружинного права, но эти нормы получили тут уже более общее значение, так как новгородцы добились признания той же княжеской защиты, как средства ограничить самоуправство дружины в ее столкновениях с местным населением. Если так, то княжеская власть впервые при Ярославе сперва на новгородской почве получает характер правительственной власти и князь из «начальника дружины» становится «земской властью». Конечно, это только гипотеза, но, по-моему, она естественно вытекает из данных отношений эпохи. Момент этот соответствует и внешнему факту — выходу княжеской власти из Городища на Ярославов двор в Сла-венском конце, близ Торга.

Как бы то ни было, в Новгороде Ярослав нашел опору для захвата власти в Киеве. Из братьев только Мстислав остался ему соперником, да и в Полоцке княжат местные князья линии Изяслава Владимировича. Остальные Владимировичи, неведомо как, сошли с исторической сцены. Только кое-что мы узнаем о судьбе Судислава. По-видимому, старые записи сохранили лишь указания на то, что «всади Ярославъ Судислава в порубъ брата своего, ПлесковЪ, оклеветанъ к нему», откуда редакторы позднейших летописных сводов заключили, что Судислав посажен был княжить в Пскове Владимиром Святым (Соф. I, Воскр.). Повесть временных лет отнесла заточение Судислава к 1036 г.; лишь по смерти Ярослава «Изяславъ, Святославъ и Всеволодъ высадиша стрыя своего ис поруба сидЪ бо лЪтъ 20 и 4, заводивъше кресту и бысть чернцемь». Но с Мстиславом дело было труднее. Его Повесть временных лет считает сыном Рогнеды, старшим Ярослава, вторым сыном после Изяслава Полоцкого. Его Владимир послал в далекую Тмутаракань — владение на Таманском полуострове, столь непонятное до сих пор для русских историков. Ведь еще во второй половине XI в. Тмутаракань — русская волость точно «остров за половецким морем», по выражению Грушевского. Волость Мстислава представляет себе Грушевский состоящей из нижнего Подонья, крымских и кавказских волостей. По византийским известиям, в устье Дона существовал «русский порт», fPcaala; есть указания, что во времена Владимира восток Крымского полуострова с Корчевом — Керчью — был под властью киевского князя, а «кавказские волости» — это область Тмутаракани — греческой TajiaTapxa на месте греческой Фана-гории. Здесь, в стране обезов (абхазцев), Русь точно на чужбине, оторванная от своей базы. Как забрела сюда русская власть? Иные, например А. А. Спицын, готовы отрицать сколько-нибудь значительную русскую колонизацию в Тмутаракани и считать Мстислава только своего рода «варягом», которого призвали обезы для защиты от соседей, касогов и зихов61. Спицын даже Лекция VII
Предыдущая << 1 .. 182 183 184 185 186 187 < 188 > 189 190 191 192 193 194 .. 328 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология