Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> История России -> Пресняков А.Е. -> "Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий" -> 185

Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий - Пресняков А.Е.

Пресняков А.Е. Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий — М.: Наука, 1993. — 646 c.
ISBN 5-02-009526-5
Скачать (прямая ссылка): knyajoepravovdrevneyrus1993.djvu
Предыдущая << 1 .. 179 180 181 182 183 184 < 185 > 186 187 188 189 190 191 .. 328 >> Следующая


Скандинавские саги хорошо знают новгородского Ярослава. При Владимире, который собрал заново северные силы для подчинения себе киевского юга, обновились связи Новгорода с заморскими варягами, но характер варяжского движения на Русь резко иной, чем в старину. Теперь, при Владимире и Ярославе, на Руси сильная, организованная княжеская власть, и варяги, отдельные авантюристы или целые дружины, являются наемными «гридями» русского князя (недаром и новгородская дружина названа этим скандинавским словом — gridmenn). Ярославов двор Лекция VII

Зб;і

полон варяжских выходцев. Ярослав женат на Ингигерде, дочери шведского короля Олава Шётконунга, а по смерти ее в 1051 г. она погребена в храме св. Софии в Новгороде. На Руси ее звали Ириной, а перед кончиной она приняла иночество с именем Анны. Саги изображают ее подлинной владычицей на Руси, а Ярослава, не без иронии, — только «начальником дружины». Не случайно ее погребение в новгородском соборе. Тут, в Новгороде, — родимое гнездо варяжского двора Ярослава. Сага об Олаве Святом сохранила сведения о наемной варяжской дружине в Holmgard— Новгороде с указанием и на условия службы — V2 ore на человека, полное содержание, одежда; новгородская летопись указывает, что варяжская дружина жила в особом дворе — Поромонь двор. И сага, и летописи сообщают о резко враждебных отношениях между варягами и новгородцами. «Варязи бяху мнози у Ярослава и насилье творяху новгородцем и женамъ ихъ», — сообщает летопись, а сага об Олаве повествует, как Олав в ссоре убил какого-то «Клеркона», а народ собрался, требуя смерти убийцы, но княгиня вступилась за Олава и готова была защищать его своими слугами, князь выступил посредником и свел дело к примирению, т. е. к замене кровной мести уплатой виры, которую за Олава уплатила княгиня 167*. Варяжский пришлый элемент тут новый, недавний; это не «русские», а «заморские» варяги. Против них местное общество, во главе которого в рассказах о Ярославе выступает новгородское боярство, княжи мужи — огнищане, местная, не наемная, а постоянная дружина князя. Не «варяги» посадники новгородские времен Владимира и Ярослава, Добрыня и сын его Константин Добрынич, хотя, может быть, и прав А. А. Шахматов, предполагая для Добрыни происхождение от старого «варяго-русского», т. е. ославянившегося рода 168*. С этих пор подлинно варяжский элемент выступает случайным и наносным, а старые, довладимировы варяжские элементы нераздельно слиты в одно целое с славянским обществом в одно русское общество.

Мы не имеем никаких данных для изучения того, как сложилось и окрепло это местное новгородское общество, но ход дальнейших новгородских событий показывает, что оно стало во времена Ярослава серьезной политической силой, имело решительных вождей среди княжого боярства, решительно и успешно отстаивало свои интересы против нового варяжского засилья и не только заставило князя считаться с собой, но и добилось важных уступок от княжеской власти. Первые выступления местной новгородской общественной силы связаны с тревожными событиями, какие разыгрались на Руси по смерти князя Владимира Святославича (1015 г.).

«Хотяшю Володимеру ити на Ярослава, Ярославъ же пославъ за море, приведе Варягы, бояся отца своего, но богъ не вдасть дьяволу радости» 169* — Владимир разболелся и умер, как, судя 364

Лекции по русской истории. Киевская Русь

по тону, писал, согласно критике текста у Шахматова, новгородский книжник-летописец. Север отложился от киевской власти, опираясь на «заморских» варягов и, как далее увидим, еще более на местные новгородские силы. А на юге отношения были сильно запутаны, источники же наши дают указания неясные и частью противоречивые. Шахматов полагает, что Святополк «сидел» в момент смерти Владимира в Вышгороде. Основание такого представления в том, что вышгородцы выступают в дальнейшем главной опорой Святополка. Но это толкование весьма сомнительно. Нет, думаю, никаких оснований предполагать, будто Вышгород был «стольным» городом, куда Владимир «посадил» бы Святополка, сняв с него недавнюю опалу. Вышгород вообще на каком-то особом положении в составе киевских владений. При Святославе это «градъ Олзинъ»: небольшой по объему городок на высоком холме, с крутым обрывом к Днепру, а с другой стороны ограниченный балками и оврагами от остальной прибрежной возвышенности; покатый южный склон был укреплен рядом валов. Это типичный княжеский городок, по-позднейшему сказать — дворцовый. Тут, в Вышгороде, киевские князья, как и в подгородном княжеском селе Берестове, больше дома, чем в самом Киеве. Сюда они ездят на «потеху» — «ловы дЪяти», тут отдыхает больной князь, тут иные и умирают. В Вышгороде иногда князья предпочитали держать заключенных; вероятно, тут жил в годину смерти отца Святополк под надзором, но, может быть, на свободе, отбыв «in singulari custodia» [«в одиночном заключении»], как сообщает Титмар Мерзебургский, отцовскую опалу. Он успел завязать отношения с «вышегородскими боярцами», подготовив себе партию на случай смерти отца 59.

Мы не знаем ничего определенного о каких-либо предсмертных распоряжениях Владимира. Но есть серьезные основания думать, что он прочил себе в преемники на киевском столе Бориса. Такое намерение сказывается в известиях, что Борис жил при престарелом отце, что ему отец передал командование киевской дружиной и поручил за себя вести борьбу с печенегами. Мне уже приходилось указывать основания, по которым Бориса можно считать сыном от последнего (второго, христианского) брака Владимира с какой-то болгарыней. Если такое предположение признать правильным, то и намерение Владимира передать главное преемство после себя вполне в духе воззрений эпохи. Семья, по этим воззрениям, состоит из отца, матери и детей. Резко сознавалось различие единоутробного братства от братства сводного, «мачешина», от родного брата. Притом в гражданском быту обычно было воззрение, выраженное, например, в статье Русской Правды: «а дворъ безъ дЪла отень всякъ младшему сынови». С другой стороны, в древнейших семейно-правовых воззрениях мы не находим сколько-нибудь определенного представления о преимуществах права первородства, преимуществах Лекция III
Предыдущая << 1 .. 179 180 181 182 183 184 < 185 > 186 187 188 189 190 191 .. 328 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология