Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> История России -> Пресняков А.Е. -> "Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий" -> 174

Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий - Пресняков А.Е.

Пресняков А.Е. Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий — М.: Наука, 1993. — 646 c.
ISBN 5-02-009526-5
Скачать (прямая ссылка): knyajoepravovdrevneyrus1993.djvu
Предыдущая << 1 .. 168 169 170 171 172 173 < 174 > 175 176 177 178 179 180 .. 328 >> Следующая


Киевский центр закончил подчинение остальных земель Южной Руси ко временам Владимира. В Древлянской земле сидел Святославич Олег; потом она в обладании киевского князя; при Владимире в ней сидит Святослав, но в городскую волость с каким-либо городским центром она не выработалась. Туров долго считался «киевской волостью», хотя Владимир одно время посадил там на княжение сына Святополка. С ним у Владимира вышел разрыв вроде того, какой позднее произошел между Владимиром Лекция III

341

и Ярославом. Но это эпизод, осложненный русско-польскими отношениями. Установив мирные отношения с Польшей, Владимир женил Святополка на дочери польского короля Болеслава Храброго. С вступлением Болеслава на престол (992 г.) отношения были весьма натянутые. Вероятно, к этим 990-м гоДам относятся походы Владимира для утверждения за Русью «Червенских городов» и поход на каких-то «хорватов», а не к началу княжения Владимира в Киеве, куда их отнес летописец. Враждебные отношения прекратились, видимо, после похода Болеслава на Русь в 1013 г., о котором знаем из хроники Титмара Мерзебургского, источника, современного этим событиям (1012—1015 гг.) и хорошо осведомленного. Вероятно, к этому времени надо отнести мир между Владимиром и Болеславом. При королевне состоял некий епископ Рейнберн. Владимир, по рассказу Титмара, узнал, что Святополк готовится восстать против него (relictotorum sibi) по тайному наущению Болеслава (ortatu Bolizlavi tacito), и потому арестовал Святополка с женой и Рейнберном и подверг их строгому заключению (in singulari custodia clausit) |46*. Обо всей этой истории ничего не говорят русские источники. А ею и историей с Ярославом, по-видимому, не исчерпываются столкновения между Владимиром и его сыновьями.

Впервые при Владимире выступает г. Владимир Волынский как центр Волынской земли. Земли на запад от Киевщины и Древлянской земли были «собраны в одно политическое целое», когда Владимир посадил тут, в городе, названном по его имени, одного из своих сыновей. Но вопреки А. А. Шахматову и Грушевскому, которые предпочитают известие Несторова «Сказания о Борисе и Глебе», что первым владимирским князем был Борис, думаю, что правильнее держаться летописного указания, что во Владимире посажен был отцом Всеволод. Дело в том, что Несторово упоминание в том, как Владимир вывел Бориса с Волыни, опасаясь злобы к нему Святополка из-за того, что «хотяше бо окаянный всю братью погубити и владети один», по-моему, слишком явно опирается на мотив, возможный лишь как перенос обратно по времени впечатлений от позднейшего поведения Святополка Окаянного. А Грушевский неудачно пытается согласовать Нестора с летописью, предполагая, что на Волыни сидел сперва Борис, который затем переведен в Ростов, уступив место Всеволоду. Оба они, и Шахматов и Грушевский, не имели в виду, что Всеволод уже в 990-х годах вовсе исчезает из русских известий, потому что исчез он и с Руси. Ф. А. Брауну удалось найти вторую половину истории этого Visivalda: он бежал в 994 г. с Руси за море, в Скандинавию, где и погиб в весьма романтической обстановке (сага об Олаве Трюгвасоне). Возможно, что и дело Всеволода связано с русско-польскими отношениями, так как 992 г. — время, когда, по западным хроникам, готовилась большая война Болеслава против Руси. (В Несторовой версии о Борисе возможно, что 342

Лекции по русской истории. Киевская Русь

Борис сидел во Владимире после Всеволода, но, собственно, реальна тут скорее та черта, что «злоба» Святополка на Бориса, а может быть, и на отца вызвана была явным предпочтением Бориса другим сыновьям, и, как еще увидим, весьма вероятным намерением Владимира передать Киев после себя именно Борису.) Из этих данных вытекает, по-видимому, один существенный вывод, подтверждаемый и дальнейшим ходом дел и отношений, именно что определенные «земли-волости», «городовые волости» возникают, по крайней мере на запад от Днепра, постепенно, уже в глазах истории, а не представляют собой наследия из «докня-жеских» времен. Относительно областей на восток от Днепра сведений нет. Но Переяславль явно в непосредственном обладании Владимира как форпост против степи, а Чернигов не имеет особого князя; Черниговская же земля, во всяком случае, не сформировалась еще в тех размерах, в каких мы ее позднее видим, ибо в Муроме сидит Глеб, а это показывает, что Муром не был еще городом Черниговской земли, каким стал позднее. Так строил Владимир в напряженной борьбе с внутренними и внешними затруднениями Киевскую Русь.

Лекция VI КРЕЩЕНИЕ РУСИ

Но важнейшее из исторических деяний Владимира не в этом. Введение христианства на Руси было не только огромным куль-турно-историческим событием, но и актом, который имел не меньшее политическое значение, так как подводил под еще не прочное здание молодого государства новый фундамент культурного единства.

К сожалению, история этого важнейшего исторического события весьма темна и запутанна благодаря своеобразному состоянию наших источников.

Сложной была и сама историческая обстановка этого события. Оно явилось результатом весьма сложного скрещения культурных течений и политических отношений как на русской почве, так и на византийской. В центре их изучения — русско-византийские отношения времен Владимира 48. Главный источник для них — араб-ско-византийский писатель Яхъя Антиохийский. Христианин Иоанн, родственник александрийского патриарха Евтихия, писавшего по-арабски и под арабским своим именем Сайда Ибн Батрика хронику «Нить драгоценных камней», врач по образованию и деятельности, составил продолжение хроники Евтихия-Саида также по-арабски [и известен под своим арабским именем Яхъи Ибн Сайда] *. Для нас существен рассказ Яхъи Ибн Сайда о событиях 986—989 гг. Лекция III
Предыдущая << 1 .. 168 169 170 171 172 173 < 174 > 175 176 177 178 179 180 .. 328 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология