Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> История России -> Пресняков А.Е. -> "Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий" -> 171

Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий - Пресняков А.Е.

Пресняков А.Е. Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий — М.: Наука, 1993. — 646 c.
ISBN 5-02-009526-5
Скачать (прямая ссылка): knyajoepravovdrevneyrus1993.djvu
Предыдущая << 1 .. 165 166 167 168 169 170 < 171 > 172 173 174 175 176 177 .. 328 >> Следующая


Вождь древлян назван в Начальном своде Мал, но Длугош, пользовавшийся русскими летописями в списках, особых от тех, какие мы имеем, называет его Miskina, т. е. Мистина, — вариант имени Мстислав у западных славян. Скрещение этих известий древнейшего свода с преданиями об убиении Люта Олегом и гибели Олега в борьбе с братом Ярополком по наущению Свенельда было нескладно разрешено в Начальном своде вставками и про- Лекция III

335

пусками, которые оставили следы в наших текстах. Затем путем довольно сложных комбинаций и догадок А. А. Шахматов с Мистишей, чье имя заменено князем Малом, связывает Малку — Малушу (Мальфредь 6508/1000 г.), мать Владимира, сестру Добрыни (Никитича — Мистишича) *.

Не буду подробно разбирать это построение. По-моему, в нем мело того, что должно быть основной чертой всякого гипотетического построения — внутренней цельности. Но часть его, ка-жётся, удачно совмещает странности дошедших до нас текстов. Именно та, где гибель Игоря ставится в связь с борьбой по настоя-ниіо дружины между Игорем и Свенельдом. Она находит подтверждение в прямом указании на связь этой истории с ропотом дружины против уступки Свенельду древлянской дани, а что об этом прямо не сказано, объясняется следами недомолвок и переделок в наших текстах. А. А. Шахматов предполагает их причину в стремлении книжника согласовать свои разные источники. Быть может, тут дело было не так просто. Летописец вообще строил, так сказать, «династическую» историю князей Рюрикова дома и вытравлял, что шло с нею вразрез. Недаром же у него без вести пропали все «светлые князья», сидящие по городам под рукой великого князя киевского. Рогволод уцелел только в связи с биографией Владимира и преданием о Рогнеде, а Туры — случайная (ненужная) вставка в связи с объяснением названия Турова.

Разъяснить историю Свенельда едва ли возможно при наличных данных. Но облик его при Игоре рисует положение слишком сильных вождей, стоящих о бок главного «князя»; ему с ними приходится делиться не добычей только, а завоеваниями (улучи, древляне). Ведь дань — основная черта тогдашней подвластности. Так, может быть, и история Люта Свенельдича, сведенная, как и многое другое в летописи, к анекдоту, скрывает под собой момент борьбы Святославичей с варяжскими вождями за власть над областью, еще слабо связанной с Киевом. Во всяком случае, таков более поздний эпизод борьбы Владимира против Рогволода полоцкого.

Тем важнее было сохранить единство киевской власти. А оно распалось. Ярополк начал борьбу за ее восстановление походом на Олега, чтобы «принять волость его» (источник Длугоша знает только этот мотив усобицы). Владимир так и понял и «убоявся, бЬжа за море», «а Ярополкъ посадники своя посади в НовЪгородЪ и 6? володЪя единъ в Руси». Но Владимир вернулся из-за моря с варягами, прогнал посадников Ярополчих, объединил весь север под своей властью, убив полоцкого Рогволода, и двинулся на юг добывать Киев. Изменой, по преданию, заманил он к себе брата, убил его, «и нача княжити Володимеръ въ Киеве единъ». Как последний проблеск самостоятельной и строптивой варяжской силы выступает против него какой-то Варяжко, дружинник Яро- 336

Лекции по русской истории. Киевская Русь

полка, который после гибели своего князя бежал к печенегам «и много воева Володимера с печенЪгы», да наемные варяг^ Владимира, которые помогли ему занять Киев, потребовали окуп^ с города, но Владимир «избра отъ нихъ мужи добры, смыслены й храбры и раздая имъ грады», а прочим «показал путь в греки». Рассказ об этом эпизоде, вероятно, смягчен в летописи, так Мк сама она приписывает Владимиру посольство к императору с советом не держать варягов «въ градЪ, оли то створять ти зло, яко и еде». На этом моменте завершается, можно сказать, варяжский эпический период русской истории. Не то чтобы на этом кончилась роль варягов в жизни Руси. Она весьма значительна и при Владимире и при Ярославе, частью и позднее, но это роль уже другая: варяги на Руси впредь встречают сильную, организованную княжескую власть, к которой вступают на службу либо целым отрядом, либо поодиночке на условленном жалованье. Это не боевые товарищи князя-завоевателя, а наемная дружина князя-правителя.

Нет никаких оснований представлять себе тех же варягов до времен Владимира наемниками, а не «находниками» даже по отношению к князьям, а тем более к населению. А какая есть возможность представлять себе без явного противоречия с совокупностью данных, какие у нас только и есть относительно древнейших времен Киевской Руси, самих князей и их дружины наемниками русских городских общин, сильных и организованных, господствующих над «городскими волостями», по Ключевскому и другим? Строй этот вырабатывается весьма постепенно в «княжеские» времена. В некоторых его чертах и позднейших летописных рассказах можно еще отметить некоторые «архаизмы» и «пережитки», которые дают кое-какие намеки на порядки X в. Но их я отмечу позднее, при описании уже сложившегося строя д.

«Владимир был настоящим основателем русского государства» (Шахматов). Первые летописные известия о деятельности Владимира по утверждении его в Киеве подтверждают суждение А. А. Шахматова, что «смерть Святослава, а может быть и все его бурное княжение привели к распадению киевской державы» *. Владимир заново покоряет вятичей, усмиряет повторное их восстание и восстановляет дань, наложенную на них Святославом. Снова покоряет радимичей, и они «платять дань Руси, по-возъ везуть и до сего дне», обеспечивает северо-восточные владения походом на камских болгар, а западные — походами на «ляхов» (овладевает Перемышлем, Червенем и другими городами и укрепляет за Русью обладание ими), а также походом на ятвя-гов, землю которых разорили его войска. Ходил он и на «хорватов» (по-видимому, чехи или подвластное чехам карпатское славянское население?). Летописец киевский метко определил значение этой деятельности Владимира, отметив, что Владимир «бЪ живя съ князи околними миромь — съ Болеславомъ Лядьскимъ и съ Лекция III
Предыдущая << 1 .. 165 166 167 168 169 170 < 171 > 172 173 174 175 176 177 .. 328 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология