Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> История России -> Пресняков А.Е. -> "Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий" -> 122

Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий - Пресняков А.Е.

Пресняков А.Е. Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий — М.: Наука, 1993. — 646 c.
ISBN 5-02-009526-5
Скачать (прямая ссылка): knyajoepravovdrevneyrus1993.djvu
Предыдущая << 1 .. 116 117 118 119 120 121 < 122 > 123 124 125 126 127 128 .. 328 >> Следующая


Толкование В. И. Сергеевича насилует текст. 123-я статья ясно говорит о жене, что она не участница в наследстве мужа: «а задница ей мужня не надобЪ», но предоставляет ей иные права: «на ню часть дати (Kap.: „а у своихъ дЪтей взять часть"), а что на ню мужь възложить (възложилъ) тому же есть госпожа». Часть, взятая у детей, и полученное от мужа 297 стоят отдельно

293 Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор. С. 480.

294 Сергеевич В. Лекции. С. 546: «Это статья особая, и нет ни малейшего повода сливать ее с предшествующей». Однако «повод» дан словами «у него» и параллелизмом статей 117—118, 119—120.

295 Цитович П. П. Исходные моменты в истории русского права наследования. Харьков, 1870. У Цитовича это мнение стоит рядом с воззрением на смердов как на княжих изорников или наймитов, людей, зависимых от князя как хозяина.

296 Никольский В. Н. О началах наследования по древнерусскому праву. M., 1859.

297 Эти черты Русской Правды считают по существу тождественными с следующими положениями «Польской Правды XIII в.» — ст. XXII: «Так же (раньше речь шла о рыцарском наследстве — см. выше), если умрет крестьянин, не имея сына, его господин берет его имущество, но должен он дать женщине ее подушки 236

Княжое право в древней Руси

от «задници мужней», не входя в ее состав. То же надо сказать и о дочерней части, следуя правильному приему В. И. Сергеевича, сопоставляющего ст. 118 и 123 для выяснения, что тут разумеет Русская Правда под «частью». Добавлю, что в том же значении употребляет это слово ст. 122, говоря, что наследство идет «всЪмъ дЪтемъ, а на самого часть дати по души». Часть — не доля законных наследников, а выдел из имущества известных средств для специальной цели: наделения вдовы, дочери или вклада на помин души. Размер ее не определен в Русской Правде; вероятно, он и не был безусловно определен обычным правом: «како си могуть» ст. 125 равносильно этому понятию «часть даяти на нЪ», «на ню часть дати» 298. В Русской Правде нет тут противоречия, ее составитель понимал, что пишет, разумея под «частью» дочери или матери-вдовы долю движимого имущества, выделяемую им из общей массы наследства, переходящего либо к князю как выморочное, либо к сыновьям-наследникам.

Такое толкование делает неизбежным признание имущества смерда выморочным при отсутствии у него сына. Этому не противоречат даже те списки, которые говорят: «аще смердъ умреть без дЪти», так как продолжают: «аще будуть дщери». Тут шероховатость терминологии легко объясняется, если принять мнение В. И. Сергеевича, что «безъ дЪти» явилось толкованием устарелого древнейшего чтения «безажю».

При таком понимании статей о смердьем наследстве перед нами встает аналогия их со статьями о наследстве бояр-дружинников. Но там право князя на безатщину княжого мужа представлялось естественным объяснить из особенностей всего строя дружинных отношений, выросших из такого исторического корня, как княжой двор — огнище. Но как могло возникнуть право князя на безатщину смерда, умершего без сына-наследника?

и ее покрывала и вещь, называемую denicze, на чем спят, и некоторую милость надо ей оказать из имущества, то есть дать ей корову, или две-три, или больше (?), или что-либо из другого скота, чем бы она себя содержала»; вдова может оставаться при сыне-наследнике, но если она пойдет вторично замуж, то сын дает ей названные вещи, а «милость» для него не обязательна: «. . .хочет ли он ей дать что-либо другое — это в его воле». Русская Правда идет дальше, признавая право вдовы получить часть от детей сверх того, что она получила от мужа, если она остается сидеть на мужнем дворе с детьми (ст. 132-133); это последнее положение предполагает, по-видимому, случай раздела имущества (частичного), не уничтожающего. житья в одном дворе (ср.: Владимирский-Буданов М. Ф. Христоматия. Вып. 1. С. 73, примеч. 137; С. 75, примеч. 147, 148). О дочерях «Польская Правда» говорит: «. . .оставил ли муж дочерей, их должен наделить, кто берет его наследство, сын ли его или господин». Ср. постановления Литовского статуса 1529 г. о вдовьей части — раздел IV, ст. 2—5; о дочерней — ст. 8.

298 В последнем случае дочь получает часть лишь при выходе замуж, по ст. 125, или при разделе. Замечу еще, что равенство прав в наследстве дочерей с сыновьями плохо согласуется с выключением из него дочерей замужних. Очерк второй

237

В. И. Сергеевич дает простой ответ. Речь, по его мнению, идет о смерде как подданном, смерде в широком смысле слова и о праве князя на всякое имущество, оказавшееся выморочным в земле-княжении. Это заимствованное византийское право, именно то, какое формулировано в Эклогеb2*: «si defuncti пе uxor quidem extat, tunc universum ejus Patrimonium veluti cujus riullus extat heres, fisco infertur» [«если у покойного нет жены, тогда вся его собственность передается фиску, как будто нет никакого наследника»]. Но если тут заимствование из Эклоги, то весьма свободное. Эклога выморочным признает имущество, на которое «nullus extat heres» [«нет никакого наследника»], а под наследниками, о которых речь идет непосредственно выше, разумеет не только нисходящее потомство, а кровных^родственников вообще, при отсутствии которых допускает переход к вдове половины наследства, обращая другую половину в пользу фиска 2"; а если и жены нет, то все наследство идет фиску. Что же взяла Русская Правда из Эклоги? Только самое понятие «fisco infertur» [«передается фиску»], отождествив фиск, «царское сокровище» славянского текста, с князем? Да и текст Эклоги, который мог быть под руками русских книжников, дает не то, что давал оригинал: «аще ли не жены будетъ умершему, и тогда все имение его или апостольская церковь или царское сокровище или людский соньмъ да прииметъ» 00. По этому тексту не всякое выморочное имущество шло в казну, рядом с князем стоят церковь и еще «людский соньмъ», введенные славянским переводчиком, видимо не знавшим общего права князя на выморочные имущества. Славянская Эклога не могла подсказать князьям русским притязания на такие наследства-безатщины, и едва ли есть повод искать в статьях о них византийского начала.
Предыдущая << 1 .. 116 117 118 119 120 121 < 122 > 123 124 125 126 127 128 .. 328 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология