Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> История России -> Пресняков А.Е. -> "Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий" -> 111

Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий - Пресняков А.Е.

Пресняков А.Е. Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий — М.: Наука, 1993. — 646 c.
ISBN 5-02-009526-5
Скачать (прямая ссылка): knyajoepravovdrevneyrus1993.djvu
Предыдущая << 1 .. 105 106 107 108 109 110 < 111 > 112 113 114 115 116 117 .. 328 >> Следующая


248 Там же. С. 310 (под 1150 г.).

249 Там же. С. 345 (под 1172 г.); С. 438 (под 1237 г.); С. 428 (под 1228 г.).

250 Естественно сопоставить с изложенными замечаниями темный и спорный вопрос о происхождении польских владык или владычего рыцарства. Владыки — низший разряд польского военного люда, отделенный от шляхты отсутствием гербов и некоторых привилегий (Potkanski К. Zagrodowa szlachta і wlodycze rycerstwo // RAU. Wydz. hist.-filoz. 1888. T. 23); — это milites inferiores [воины, более низкие по положению], люди medietatis militiae, поп nobiles, de simplici militia [воины среднего состояния, не знатные, из простых воинов], хотя по бытовому положению, близко напоминающему наших однодворцев, Очерк второй

215

4. Правовое положение дружины

При распадении бытовой основы древнейшего дружинного союза общая всем дружинникам связь с княжим двором переходила в новую форму собрания дружины в княжой гриднице на пиры и совещания, а «кормление» дружины князем сменялось заботами об ее обеспечении иными приемами и обычными «дарами» князя своим мужам. Постепенное изменение бытовых отношений должно было влиять и на характер той особой защиты, какую обязан был оказывать вождь дружины своим людям. Эту особую защиту княжих мужей находим в памятнике, который В. И. Сергеевичем выделен из состава старшей редакции Русской Правды как вторая редакция. Строго говоря, это не «вторая» редакция, а особый устав, выработанный на съезде старших Ярослави-чей — Изяслава, Святослава и Всеволода и их мужей: Коснячка, Перенега, Микифора Кыянина и Микулы Чюдина. «Правда уставлена Руськой земли», как назван этот памятник в дошедших до нас списках, возникла во время совместного правления старших Ярославичей, т. е. между 1054 и 1068 гг. В этой Правде видим охрану жизни огнищанина, указаны и частные примеры: ездовой княж, тивун княж, конюх старый у стада, 80-гривенной платой за его голову. Древнейшая Правда Русская знает лишь 40 гривен, уплачиваемых за убийство, если нет мстителя, а также статью: «...аще ли будеть русинъ, или гридЪнь, любо купцЪ, или ябетникъ или мечьникъ, аще ли изгой будеть, любо словенинъ, то 40 гривенъ положити зань». Эти постановления (статьи 2 и 3 Древнейшей Правды) не связаны друг с другом, так как третью статью нельзя подвести под оговорку: «аще не будеть кто мьстя». Наконец, III редакция (Пространная Правда, как ее называют), пользуясь двумя первыми и соединяя их статьи не всегда удачно251, но располагая не дошедшими до нас источниками,

они равны загродовой, загоновой шляхте. Фр. Буяк указывает на связь различия владык и шляхты с антитезой землевладельцев, сидевших in vicinatu (в опольном союзе), и nobiles [знатные], имевших bona hereditaria [наследственные владения] вне опольной организации. «Шляхта имела обособленную собственность, владыки принадлежали к опольному союзу, несли опольные повинности, имели земли, разбросанные среди ополя». Осторожный исследователь считает крайне рискованным делать вывод, что владыки были частью древнего сельского населения, сохранившего свою свободу. Но можно сказать с уверенностью, что его наблюдения ведут к пониманию владык как класса, созданного развитием специализации военного дела и дифференциации среды древних «воев», часть которых была захвачена организацией поместных войск на основе поземельной военной повинности. Ср. замечания автора о влиянии этой последней на социальный строй населения (Bujak Fr. Studia. S. 329, 219). 251 Первая ее статья — сокращение I, 1; вторая соединяет I, 2 с II, 1 и 4, причем неправильно; третья повторяет I, 3, заменяя «ябетника» «боярским тиуном» (это не совсем удачный перевод, хотя коренное значение ябетника — 216

Княжое право в древней Руси

добавляет указания на 40 гривен «въ княжи отроци, или въ конюсЪ, или въ поварЪ». Притом Древнейшая Правда не знает термина «вира», который встречаем в Правде Яросла-вичей (вирное ст. 2 и «поконъ вирный», ст. 24) и в Пространной.

Все эти данные надо рассматривать в общей связи. Но прежде чем касаться их по существу, необходимо привести некоторые справки относительно самих чисел, означающих размер уплаты.

Дело в том, что пеня в 40 марок имеет свою особую историю на скандинавском севере, не лишенную интереса и для русского историка. Ей посвятил особое внимание К. Леман в труде «Королевский мир у северных германцев» 252. Тщательное изучение датской, норвежской и шведской систем уголовных пеней приводит его к выводу, что на всем скандинавском севере первоначальной и исконной была высшая пеня в 12 марок и скала, построенная на основании 3, с его кратными и частями 253. Пеня в 40 марок стоит ребром в этой системе и вообще играет особую роль. Происхождение этой пени остается невыясненным; Леман оставляет открытым вопрос, возникла ли она на севере самостоятельно или заимствована. Но вне трех названных стран она нигде, по-видимому, не встречается, кроме, конечно, России, о чем Леман, впрочем, не имел сведений.

Раньше всего встречаем ее в Дании: Кнут IV (1076—1086) за измену (самовольно разошлись суда, собранные для экспедиции в Англию, в отсутствие короля, отозванного волнениями в Шлезвиге) наложил на начальников судов пеню по 40 марок, на матросов — по 3. Затем идет известие, что при короле Нильсе (1104—1134) старый суровый закон, налагавший полное лишение прав и мира (поток) на убившего или тяжело ранившего члена королевской дружины (Witherlag), был, по частному случаю, заменен новым, назначавшим уплату 40 марок королю, 40 марок, сверх двух унций золота, потерпевшему и 40 марок — товарищам. Отмечая, что в обоих случаях 40-марковая пеня заменяет полное исключение из общественного союза, объявление преступника вне закона, Леман устанавливает и общий вывод, что такова была историческая функция этой пени на всем скандинавском севере. Она стала карой за деяния, прежде не подлежавшие выкупу, ценой мира, за которую преступник мог его себе
Предыдущая << 1 .. 105 106 107 108 109 110 < 111 > 112 113 114 115 116 117 .. 328 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология