Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Окуджава Б. "Арбат. Исторический путеводитель" (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> История России -> Пресняков А.Е. -> "Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий" -> 11

Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий - Пресняков А.Е.

Пресняков А.Е. Княжое право в древней Руси очерки по истории 10-12 столетий — М.: Наука, 1993. — 646 c.
ISBN 5-02-009526-5
Скачать (прямая ссылка): knyajoepravovdrevneyrus1993.djvu
Предыдущая << 1 .. 5 6 7 8 9 10 < 11 > 12 13 14 15 16 17 .. 328 >> Следующая


32 «Это, — поясняет В. О. Ключевский, — известная норма родовых отношений, ставшая потом одной из основ местничества. По этой норме в сложной семье. . . первое властное поколение состоит только из трех старших братьев, а остальные, младшие братья, отодвигаются во второе подвластное поколение, приравниваются к племянникам: по местническому счету старший племянник четвертому дяде в версту» (Там же. С. 205). Единичный факт «властности» трех Ярославичей, причем по изгнании Изяслава «властное поколение» состоит из двух братьев, Святослава и Всеволода, как и по смерти Святослава — из Изяслава и Всеволода, возведен тут в норму; но и, кроме того, разве местническое правило указывает на различие «властных» и «подвластных» поколений? Очерк первый

25

в очередь». Свое понятие «генеалогической отчины», унаследованное от родовой теории, В. О. Ключевский называет «чисто математическим»; оно действительно столь отвлеченно, что едва ли могло бы быть усвоено конкретным мышлением древнерусского князя. Оно необходимо патриарху современной русской исторической науки для того, чтобы сохранить традиционное представление о порядке княжого владения в древней Руси в новой редакции, оторвавшей его от реальной почвы древнерусского общественного быта и народного обычного права. В этой редакции учение о древнерусских междукняжеских отношениях придало своему объекту весьма искусственный и сложный характер. Естественно возникает вопрос, где причины этой усложненности и искусственности: в особенностях ли древнерусского княжого быта или в свойствах конструирующей их объяснение теории?

В основе древнерусского княжого владения, по В. О. Ключевскому, лежит «нераздельность отчего и дедовского достояния князей»; в очередном порядке выражалась «мысль о нераздельности княжеского владения Русской земли: Ярославичи владели ею, не разделяясь, а переделяясь, чередуясь по старшинству». Но в чем состояло «достояние» князей, которым они владели по такому своеобразному порядку, который одновременно подходит под понятия передела и чередования? В. О. Ключевский определяет его то как «верховную власть», собирательную, принадлежащую всему княжескому роду, го как «русскую землю», частями которой отдельные князья временно владели. Согласовать оба указываемые «основания порядка» трудно, так как, по мнению В. О. Ключевского, с одной стороны, «понятия о князе, как территориальном владельце, хозяине какой-либо части Русской земли, имеющем постоянные связи с владеемой территорией, еще не заметно», а, с другой, несомненно, что князья владели не частью в отвлеченной «верховной власти», а вполне реальными волостями, частями земли русской.

К тому же время до Ярослава остается вне этой концепции. «Довольно трудно, — читаем у В. О. Ключевского, — сказать, какой порядок княжеского владения существовал на Руси при предшественниках Ярослава и даже существовал ли какой-либо определенный порядок». Для этого периода В. О. Ключевский устанавливает два наблюдения. Во-первых, «при отце сыновья правили областями в качестве его посадников (наместников) и платили как посадники дань со своих областей великому князю-отцу»; во-вторых, «когда умирал отец, тогда, по-видимому, разрывались все политические связи между его сыновьями. . . между отцом и детьми действовало семейное право, но между братьями не существовало, по-видимому, никакого установленного, признанного права» 33. И между этим моментом и следую-

33 Там же. С. 201. 26

Княжое право в древней Руси

щим, для которого развернута картина «очередного» порядка, не установлено никакой исторической связи, тем более что отношение В. О. Ключевского к завещанию Ярослава нерешительно: то он считает его «отечески задушевным, но очень скудным политическим содержанием», то с помощью комментария к нему из Иакова Мниха и одного позднейшего места летописи (о смерти Всеволода, под 1093 г.) находит, что «Ярослав отчетливо представлял себе порядок, какому после него будут следовать его сыновья в занятии киевского стола»31*.

Потеряв свою первоначальную стройность, родовая теория в редакции В. О. Ключевского страдает внутренней несогласованностью, перестает быть цельной «теорией», ставя тем самым на очередь задачу пересмотра фактических данных относительно древнерусского княжеского владения и их обобщения заново, независимо от тех или иных пережитков старого воззрения, которого сила и слабость была именно в последовательно проведенной мысли о строго определенном строе всего древнего быта.

Соперницы родовой теории — общинная и задружная — не выставили сколько-нибудь разработанных учений о порядках древнерусского княжого владения и прошли бесследно для этого вопроса И рядом с изложением В. О. Ключевского стоит, собственно, одно учение В. И. Сергеевича о господстве в междукняжеских отношениях древней Руси «договорного начала» и об отсутствии в ней какого-либо определенного преемства столов, распределявшихся между князьями под влиянием весьма разнообразных начал: народного избрания, распоряжения князя-предшественника, начал отчины и старейшинства. Догматичность системы изложения В. И. Сергеевича, посвященного описанию действовавших в изучаемом обширном периоде «начал», кои иллюстрируются примерами за время с X по XV в., объясняет нам, как «Исторические очерки» 1867 г. обратились в отдел «Юридических древностей» 32*. Такая система изложения, не устанавливая и не сохраняя исторической перспективы, сама по себе делает необходимым пересмотр выводов В. И. Сергеевича путем исторического изучения. Тем более что эта система, несомненно, повлияла на них, создавая иллюзию, что раз сложившиеся нормы отношений удерживаются в той же силе с XI—XII вв. до XV и XVI вв., что XV в. повторяет зады XII в., что под тождественной словесной
Предыдущая << 1 .. 5 6 7 8 9 10 < 11 > 12 13 14 15 16 17 .. 328 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология