Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> История России -> Малашенко А. -> "Ислам для России" -> 42

Ислам для России - Малашенко А.

Малашенко А. Ислам для России — М.: Центр Карнеги, 2007. — 192 c.
ISBN 978-5-8243-0888-4
Скачать (прямая ссылка): islamdlyarossii2007.pdf
Предыдущая << 1 .. 36 37 38 39 40 41 < 42 > 43 44 45 46 47 48 .. 83 >> Следующая

Однако сама по себе консолидированность мусульманского сообщества может иметь и обратный эффект. Так, у власти существует опасение (не высказываемое публично), что, будучи едиными, мусульмане смогут действовать более самостоятельно, формулировать собственные религиозные интересы и претензии. «Одно время, — пишет бывший заместитель председателя
Верховного Совета России Рамазан Абдулатипов, — ряд чиновников в государственных органах в Москве... поощряли деятельность по разобщению, по недопущению единства мусульман России. Попытки... привлечь внимание к этой проблеме, искать единство уммы воспринимались с опаской»12.
Организационное единство мусульманского сообщества активно лоббировал Талгат Таджутдин, лелеявший мечту воссоздать существовавшее при советской власти ДУМЕС, которое он сам намеревался возглавить, превратившись, по выражению одного из имамов, в «исламского патриарха». У Таджутдина действительно имелись шансы занять этот пост: он был всегда абсолютно лоялен светской власти и Русской православной церкви, полностью под них подстраиваясь. Он, например, не раз говаривал, что «права общины, общества превыше прав отдельной личности»13, что полностью согласуется как с официальной светской идеологией, так и с позицией РПЦ. Я бы отметил и то на первый взгляд не самое важное обстоятельство, что даже его внешний облик полностью отвечает расхожим представлениям светских политиков об «экзотичности» ислама: Таджутдин носит впечатляющую высокую чалму (за что получил прозвище «звездочет»), броскую одежду, иногда опирается на посох. Он, так сказать, самобытный и потому понятный наш мусульманин. При все том, однако, следует помнить, что влияние Таджутдина ограничивалось татарами и башкирами и не распространялось на духовные управления мусульман Северного Кавказа.
Консолидация на конфессиональной основе присуща религиозным меньшинствам, особенно когда они ощущают мнимую или реальную угрозу своим правам и статусу, а призрак такой угрозы в России существует. Кроме того, цельность мусульманского сообщества становится дополнительным стимулом для углубления конфессиональной идентичности. У российских мусульман три полноценных идентичности — гражданская, этническая и конфессиональная, баланс между которыми непостоянен и зависит от многих обстоятельств, в том числе от степени напряженности в этноконфессиональных отношениях. Последнее неизбежно нарушает гармонию трех идентичностей, гиперболизирует религиозную (этнорелигиозную) общность и способствует возникновению конфликтных ситуаций.
В то же время отсутствие внутриконфессионального единства порой облегчает государству проведение своей политической линии. Так было во время чеченских войн, когда российские мусульмане, будучи раздражены конфликтом и имевшей порой место
в СМИ его антиисламской интерпретацией, тем не менее в основной своей массе не поддержали исламских радикалов. Трудно представить, чем обернулся бы чеченский конфликт, сработай в масштабах всей страны призыв к исламской солидарности!
Можно предположить, что власть, особенно на местах, с облегчением узнает о том, что оседавшие в российских регионах выходцы с Северного Кавказа и из Азербайджана воспринимались татарами и башкирами как чужаки, и отношение к ним здешних мусульман не отличалось от отношения православных славян.
Как и его предшественник, Владимир Путин также задумывался о том, как выстроить отношения с мусульманами, кому из муфтиев отдать предпочтение, тем более что все они декларируют лояльность власти. Насаждая авторитарные методы руководства в стране, он некоторое время тяготел к выстраиванию «исламской вертикали власти» с единым организационным центром и одним главой. На место последнего политическая молва прочила даже Ахмад-хаджи Кадырова (но скорее всего это были слухи, причем провокационные).
Напрашивается параллель с отношением к исламу во времена Российской империи, когда власть пыталась устроить нечто вроде «“Русской исламской церкви” наподобие православия»14. Одновременно государство категорически отказывает в легальном существовании исламской оппозиции, а любое проявление политического протеста в религиозной форме беспощадно подавляется.
То, что определить самого главного российского муфтия невозможно хотя бы в силу различий между кавказской и татарской общинами, настолько очевидно, что в Кремле это тоже поняли. Нецелесообразно было и воссоздание единой структуры среди татарских и башкирских мусульман с одним-единствен-ным главой. Власть сочла более уместным проводить политику равноудаленности (равноприближенности) мусульманских центров влияния.
Нежелание президента публично выказывать приверженность какому-либо из муфтиев может принимать и курьезные формы. Так, на состоявшемся в 2006 г. в Москве «Всемирном саммите религиозных лидеров» по правую руку от Владимира Путина расположился патриарх Алексий II, а по левую был усажен не один из российских муфтиев, а гость из Азербайджана, глава мусульман Южного Кавказа шейх уль-ислам Паша-заде.
Несмотря на верность государственной власти всех муфтиев, их позиции могут расходиться по некоторым важным вопросам,
Предыдущая << 1 .. 36 37 38 39 40 41 < 42 > 43 44 45 46 47 48 .. 83 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология