Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> История России -> Малашенко А. -> "Ислам для России" -> 14

Ислам для России - Малашенко А.

Малашенко А. Ислам для России — М.: Центр Карнеги, 2007. — 192 c.
ISBN 978-5-8243-0888-4
Скачать (прямая ссылка): islamdlyarossii2007.pdf
Предыдущая << 1 .. 8 9 10 11 12 13 < 14 > 15 16 17 18 19 20 .. 83 >> Следующая

Комичной, зато очень наглядной иллюстрацией сказанного стала дискуссия вокруг традиционного и «ваххабитского» ислама в Адыгее. Едва ли не главным предметом полемики стал вопрос о ношении на похоронах шляпы. В то время как критик «ваххабизма» и поборник традиционного ислама профессор Мурат Беджанов считал ношение головного убора данью местной традиции 69, его оппоненты доказывали, что «...мода на шляпы была привнесена в адыгскую среду советскими партийными работниками. Сама шляпа являлась в свое время знаком принадлежности к касте партократов»70.
Такой псевдотрадиционный ислам проигрывал молодой энергичной неосалафийе, последователи которой призывали к очищению религии, одновременно делая ее орудием борьбы за социальную справедливость.
16 сентября 1999 г. дагестанский парламент по инициативе местного ДУМ запретил «ваххабизм», правда, «без конкретного упоминания его признаков», чуть позже аналогичные законы были утверждены в Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и, наконец, в Чечне. Однако отлучение «ваххабитов» от ислама не способствовало укреплению влияния официального духовенства, не прибавило авторитета властям, а главное, не отменило «ваххабизм». К тому же провалились попытки запретить его на федеральном уровне. Московские эксперты не
без труда, но сумели доказать центральной власти бессмысленность запрета идеологии.
С особой осторожностью следует относиться к взаимным обвинениям в «ваххабизме» мусульманских политиков и священнослужителей. Подобного рода препирательства наблюдались в Башкирии, Удмуртии, Чувашии, во многих областях России, но более всего на Северном Кавказе. В число обвиняемых в разное время попадали едва ли не все наиболее заметные мусульманские лидеры и духовные управления. Частой мишенью таких обвинений служит глава Духовного управления мусульман азиатской части России Нафигулла Аширов. В приверженности ваххабизму ухитрились подозревать даже председателя СМР Равиля Гайнутдина (заместителем которого является Аширов). «Без вины виноватым» оказался и его главный оппонент Талгат Таджутдин, получивший в 1991 г. от посетившей Ульяновскую область делегации из Саудовской Аравии 20 тыс. долл. на строительство второй в области мечети. Правда, делегацию возглавлял брат тогда еще мало кому известного Усамы бен Ладена Тарик.
Разобраться в истинном потенциале исламизма в России очень сложно. Вокруг него сложилась целая мифология, созданная усилиями государства, его спецслужбами, журналистами, да и самими исламистами.
Эта мифология тиражируется зарубежными экспертами, чьи публикации и отчеты изобилуют цитатами из российских средств массовой информации, ссылками на сайты исламистов, а также выдержками из личных бесед с мусульманскими политиками, в том числе с боевиками. Многие источники не достоверны, более того, публикуемые в газетах и на сайтах сведения нередко призваны скрыть истинное положение дел. Так возник «ногайский батальон» численностью 700 человек71. От татарского националиста Ричарда Кашапова исходит легенда о 700 татарах, сражавшихся на стороне чеченцев. К этому можно присовокупить вечных «300 арабов» (почти «300 спартанцев»). Улыбку способны вызвать рассуждения о джамаате «Аманат», что в переводе якобы означает «Тишина», особенностью которого является использование «цианидов».
Примером мифотворчества являются размышления о перспективах «исламской революции» в России или, напротив, разговоры о том, что Северный Кавказ абсолютно восприимчив к идеям демократии. Иногда такие выводы являются следствием добросовестных заблуждений в результате чтения газетных
статей или интервью выходцев с Кавказа. Известно, что зарубежным гостям местные жители часто говорят именно то, что ожидают от них собеседники, — так возникают рассказы о «подвигах» исламистов или, напротив, мечтания о гражданском обществе.
Относительно новой тенденцией в радикальном исламе стало сближение «ваххабитов» их непримиримых противников — та-рикатистов. «Определенной частью реальных и потенциальных “воинов ислама” располагают и тарикатские (суфийские) исламские объединения (т. е. так называемые традиционалисты)», — отмечает Х. Т. Курбанов72. Оставаясь разделенными в богословии, «ваххабиты» и часть тарикатистов объединяются, призывая, каждый по-своему, решать социальные проблемы на стезе возврата к исламу.
Наконец, к религиозной оппозиции относится и «новый ислам», который, хотя он и не является традиционным, нельзя отождествлять с «ваххабитским» направлением. Наиболее ярко «новый ислам» заявил о себе в Кабардино-Балкарии, где его олицетворяет возникший еще в 1993 г. Исламский центр, в 1999 г. переименованный в Кабардино-Балкарский институт исламских исследований. Судьба последователей «нового ислама» трагична и в то же время поучительна. Его организаторы Руслан Нахушев, Анзор Астемиров, Муса Мукожев, объединившие несколько джамаатов, долго пытались найти общий язык с властью, избегая крайних форм борьбы. Они протестовали против вмешательства администрации в религиозные дела, против преследований и оскорблений мусульман, не согласных с властями. При этом они отвергали и предложения о сотрудничестве с чеченскими «ваххабитами» Шамиля Басаева. В 1998 г. они осудили его призыв начать на территории республики джихад. «Новые мусульмане» стремились быть независимыми от внешнего влияния, в частности, от саудовских спонсоров, которые стремились навязать им свою интерпретацию ислама. Впоследствии, не встретив понимания властей, подвергшись преследованиям, Астемиров и его последователи стали на путь сотрудничество с Басаевым, что в конечном счете привело к кровавому полувос-станию в Нальчике в 2005 г., в ходе которого погибли десятки людей.
Предыдущая << 1 .. 8 9 10 11 12 13 < 14 > 15 16 17 18 19 20 .. 83 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология