Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> История России -> -> "1937-1938 гг. Операции НКВД-Из хроники большого террора на томской земле" -> 8

1937-1938 гг. Операции НКВД-Из хроники большого террора на томской земле -

Большакова А.В. 1937-1938 гг. Операции НКВД-Из хроники большого террора на томской земле — Водолей , 2006. — 233 c.
ISBN 5-902312-69-8
Скачать (прямая ссылка): operaciinkvd2006.pdf
Предыдущая << 1 .. 2 3 4 5 6 7 < 8 > 9 10 11 12 13 14 .. 188 >> Следующая

20
истреблению «контрреволюционных национальных контингентов». Помимо названных, «изъятию» подлежали латыши, эстонцы, финны, греки, китайцы, корейцы, болгары. Особая операция проводилась против «харбинцев» - бывших работников КВЖД (Китайская восточная железная дорога), обвиненных вместе с членами семей в шпионаже в пользу Японии (приказ № 00593 от 20 сентября). По показаниям бывшего начальника 3 отдела УНКВД Новосибирской области Иванова, опубликованным в настоящей книге, приказов на проведение «национальных операций» в 1937 г. было двенадцать.
Изощренная фантазия идеологов и организаторов террора не знала границ. Тому подтверждение - очередной приказ Ежова № 00486 от 15 августа. Он санкционировал кампанию по «репрессированию жен изменников родины, членов право-троцкистских шпионско-диверсионных организаций, осужденных военной коллегией и военными трибуналами по первой и второй категории, начиная с 1 августа 1936 г.». Без предъявления обвинения несчастные женщины по приказу арестовывались и отправлялись в исправительно-трудовые лагеря на срок от 5 до 8 лет. А «социально опасные и способные к совершению антисоветских действий» дети репрессированных родителей направлялись в исправительно-трудовые колонии (старше 15 лет) и в детские дома особого режима (до 15-летнего возраста). Грудные младенцы сначала вместе с матерями попадали в лагерь, затем передавались в детские дома.
Директивные документы также выстроили четкую систему и иерархию внесудебных органов, выносивших приговоры обвиняемым при проведении операций. Низшая ступень - внесудебные «тройки» в составе начальников региональных управлений НКВД, первых секретарей соответствующих партийных комитетов, прокуроров областей, краев и республик, которые штамповали приговоры осужденным в ходе операции по репрессированию «враждебных антисоветских элементов», обозначенных приказом НКВД № 00447. Следующая ступень -«двойка»: Ежов, Вышинский или их заместители. Они утверждали так называемые «альбомы» - списки репрессированных по «национальным операциям». Осенью 1938 г., когда эти операции стали столь масштабными, что в Москве не успевали подписывать представляемые из регионов расстрельные списки, было решено отказаться от установленного порядка согласования приговоров. 15 сентября Политбюро распорядилось создать территориальные «особые тройки», возглавляемые первыми секретарями местных комитетов ВКП(б), и передать им право самостоятельно решать судьбу репрессируемых. И, наконец, вершина - Военная коллегия Верховного суда СССР, выносившая приговоры видным партийным, государственным, военным и хозяйственным деятелям, входившим в состав тогдашней советской элиты. Обнародованные в 2002 г. «Сталинские расстрельные списки» показали, что под прикрытием коллегии действовал еще один, высший, внесудебный орган - Политбюро ЦК ВКП(б) в лице самого Сталина и его ближайших соратников: Молотова, Кагановича, Ворошилова, Жданова, Микояна и других. Именно они своими резолюциями и подписями
21
окончательно решили вопрос жизни и смерти 40 тысяч человек, попавших в те зловещие списки. Чаще - смерти, т. к. 85% из приговоренных - расстреляны.
Операции 1937-1938 гг. были свернуты так же, как и начались -по распоряжению из Москвы. Сигнал отбоя дало постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия», принятое по инициативе Политбюро 17 ноября 1938 г. Оно было призвано остановить массовый чрезвычайный террор, вернуть его в «нормальное», в большевистском понимании, упорядоченное русло. В постановлении отмечалось, что «под руководством партии органы НКВД проделали большую работу по разгрому врагов народа и очистке СССР». Организаторы репрессий решили, что сотни тысяч убитых - достаточная цена за достижение «дальнейших успехов социалистического строительства», чтобы временно приостановить кровопролитие. Однако «не следует думать, - предупредили они, - что на этом очистка СССР от шпионов, вредителей, террористов и диверсантов окончена». Многообещающая перспектива новых репрессий была обозначена твердым обязательством «организовать эту борьбу при помощи совершенных и надежных методов».
Сегодня известно, что кровавая затея «большого террора» развернулась не в одночасье. Всесторонняя подготовка репрессивных акций по уничтожению действительных и придуманных врагов советской власти началась летом 1935 г., маховик смертельных расправ стал набирать обороты уже летом-осенью 1936 г. А с июля 1937-го «нормальный», повседневный террор приобрел характер террора чрезвычайного - планомерной, упреждающей «стрельбы по площадям», нацеленной на подавление потенциальной «пятой колонны» в лице представителей всех политических, социальных, национальных, конфессиональных, профессиональных и возрастных групп и слоев населения страны, включая стариков и детей. Подтверждение тому - слова
Н. Ежова, прозвучавшие на секретном совещании начальников региональных управлений НКВД в июле 1937-го: «Если во время этой операции будет расстреляна лишняя тысяча людей - беды в этом особой нет». А перекличкой с ним, эхом через многие десятилетия - недрогнувший голос В. Молотова, убежденно разъяснявшего писателю Ф. Чуеву: «1937 г. был необходим. Если учесть, что мы после революции рубили направо-налево, одержали победу, то остатки врагов разных направлений существовали, и перед лицом грозящей опасности фашистской агрессии они могли объединиться. Мы обязаны 37-му году тем, что у нас во время войны не было "пятой колонны"». И по-прежнему непоколебимая логика: «Сталин, по-моему, вел правильную линию: пускай лишняя голова слетит, но не будет колебаний во время войны и после войны». Итак: мобилизация общества и государства перед лицом военной угрозы могла быть достигнута только при помощи массовых устрашающих репрессий. Все другие пути и методы признавались недостаточно революционными, идеологически «чистыми», политически эффективными. Альтернативы отсутствовали. И -безоговорочное оправдание сознательного и планомерного истребле-
Предыдущая << 1 .. 2 3 4 5 6 7 < 8 > 9 10 11 12 13 14 .. 188 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология