Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> История России -> -> "1937-1938 гг. Операции НКВД-Из хроники большого террора на томской земле" -> 158

1937-1938 гг. Операции НКВД-Из хроники большого террора на томской земле -

Большакова А.В. 1937-1938 гг. Операции НКВД-Из хроники большого террора на томской земле — Водолей , 2006. — 233 c.
ISBN 5-902312-69-8
Скачать (прямая ссылка): operaciinkvd2006.pdf
Предыдущая << 1 .. 152 153 154 155 156 157 < 158 > 159 160 161 162 163 164 .. 188 >> Следующая

Честно заявляю, товарищи члены обкома партии, что в начале операции я и подчиненные мне следователи допрашивали арестованных по правилам закона, по существу имевшихся у нас материалов, сидели бессменно почти целыми сутками с одними и теми же обвиняемыми, но дело не шло, т. к. следствие требует не только упорства и находчивости, но и определенного времени и соответствующих условий. А руководство УНКВД и оперсектора (Овчинников), не считаясь ни с чем, требовали, чтобы дела поступали ежедневно беспрерывным потоком, по 8-10 дел в день на каждого следователя.
В августе 1937 года Овчинников вызвал меня к себе в кабинет и спросил, сколько дел я и мои следователи закончили и сколько человек. Я ответил, что пока еще ни одного дела не закончено, потому что условий для следственной работы не создано, да и времени еще недостаточно (прошло 7-10 дней). Овчинников дал мне срока 5 дней и предупредил, чтобы в течение этого срока от нас поступило ряд дел.
Об этом задании я рассказал подчиненным мне следователям и предложил работать с арестованными более настойчиво, не применяя, однако, физических мер воздействия.
В течение этих 5 суток один или двое следователей получили признательные показания, кажется двух обвиняемых об их организованной антисоветской деятельности. Но полностью закончить опять-таки ни одного дела не удалось. О чем я и доложил Овчинникову, будучи вызванным к нему в кабинет по истечении пятидневного срока.
Выслушав меня, Овчинников выругался нецензурно, назвал меня оппортунистом и пообещал расправиться со мной, если я "буду продолжать саботировать мероприятия партии и правительства".
Он тогда заявил мне, примерно, так: "Ты оппортунист, ты не можешь вести борьбу с контрреволюцией, саботируешь мероприятия партии, я так распишу тебя в характеристике, разделаю как бог черепаху, что тебе на земле места не будет. У нас в горотделе один следователь дает по 10 дел в сутки, а от тебя и твоих следователей в течение 10 дней не поступило ни одного дела. Сколько же лет потребуется тебе, чтобы закончить следствие по делам "всех арестованных при таких
376
ваших темпах? Если так будешь продолжать работать и дальше, то я поставлю о тебе вопрос перед начальником Управления НКВД и т. п."
Я тогда совершенно не понимал, как можно закончить следствие по 10 делам в сутки, т. к. все время, начиная с 1928 г. работал в райор-ганах самостоятельно и был противником каких-либо элементов фальсификации дел.
На мои возражения, что не представляю каким образом можно заканчивать следствие по 10 делам в сутки на одного следователя и что прежде, чем обвинять меня в оппортунизме и нежелании вести борьбу с контрреволюцией, вы научите и помогите мне, создайте необходимые условия, Овчинников мне заявил: "Ты старый начальник органа и должен знать как надо бороться с контрреволюцией, а если не знаешь, то иди к нашему молодому следователю и поучись у него". (Он сказал фамилию этого следователя, дававшего по 10 дел в сутки, но я забыл и вспомнить не могу). Как мне помнится, при этой "перепалке" (нападках Овчинникова на меня) присутствовал б. нач. Шегарского РО НКВД Лучкин и другие.
Получив признательные показания 1-2 обвиняемых, мы стали использовать их при допросе других арестованных и последние легче пошли на признание и дачу показаний. Однако я считаю, что темпы следствия увеличились не только потому, что мы получили первые признания, но главным образом потому, что Томским горотделом НКВД была организована и проводилась активная внутрикамерная агентурная обработка арестованных, в результате которой они почти беспрекословно стали давать показания о своей и других лиц антисоветской деятельности.
Последующие дополнительные аресты производились по указаниям руководства УНКВД и оперсостава (Мальцев, Овчинников) на основании изобличительных показаний ранее арестованных. Эти аресты проводились курсантами Гоголевым, Блиновым, Герасимовым, работниками милиции Ахтоменко и др. по моему поручению.
Причем мною давались этим сотрудникам указания, чтобы они предварительно проверяли социально-политическое лицо подлежащих к аресту и подтверждали справками сельсоветов и характеристиками колхозов, а лиц социально близких (бедняков, середняков) аресту не подвергать.
Я всецело полагался на сотрудников, которым поручал производить аресты и вести следствие, верил им, а проверить правильность их действий при выездах на места, в населенные пункты не имел никакой возможности, т. к. сам был перегружен следственной работой.
При такой обстановке и системе следственной работы, какие существовали в 1937 году, возможно, были допущены серьезные ошибки, неправильные аресты социально-близких людей, т. к. ранее арестованные, давая показания о своих преступных связях, утверждали, что эти связи их происходят из кулацкой или иной соц. чуждой среды, а сельсоветы, возможно, механически подтверждали это.
Военная прокуратура и судебные органы обвиняют меня в нарушении советской законности. Да, товарищи члены бюро обкома, я
377
признаю, что допускал в 1937 году серьезные нарушения норм уголовно-процессуального кодекса в части несвоевременного первичного допроса обвиняемых и предъявления им постановлений на арест, в частности непринятия мер к проверке и документации даваемых арестованными показаний о фактах преступной деятельности.
Предыдущая << 1 .. 152 153 154 155 156 157 < 158 > 159 160 161 162 163 164 .. 188 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология