Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> История России -> -> "1937-1938 гг. Операции НКВД-Из хроники большого террора на томской земле" -> 128

1937-1938 гг. Операции НКВД-Из хроники большого террора на томской земле -

Большакова А.В. 1937-1938 гг. Операции НКВД-Из хроники большого террора на томской земле — Водолей , 2006. — 233 c.
ISBN 5-902312-69-8
Скачать (прямая ссылка): operaciinkvd2006.pdf
Предыдущая << 1 .. 122 123 124 125 126 127 < 128 > 129 130 131 132 133 134 .. 188 >> Следующая

На судебном следствии осужденные "частично признали себя виновными", не отрицали, что систематически по инициативе Овсянникова устраивали нелегальные сборища, на которых вели к-р разговоры. восхваляли врага народа Троцкого.
Кроме показаний осужденных, их преступная деятельность подтверждена показаниями ряда свидетелей как на предварительном, так и судебном следствии.
Комиссия РИКа в присутствии осужденных по делу в своем акте от 2/УШ 38 г. установила, что систематически артель не выполняла планы с/х работ, что благодаря преступному отношению к порученному делу погибло 8 лошадей. 21 семья пчел, не обеспечена артель кормами, сгорел пихтовый завод и т. д.
Убытки от преступной деятельности осужденных за 1938 г. составляют сумму в 9.228 руб. (л. д. 281-283).
Учитывая изложенное считаю, что приговор суда в части квалификации преступления осужденных по делу по ст. ст. 58-7, 58-10 ч. 1. и 58-11УК правильный, но, принимая во внимание, что от преступной деятельности осужденных особо отягчающих последствий не наступило, -
ПРОШУ:
На основании ст. 417 УПК высшую меру наказания - расстрел осужденным - ОВСЯННИКОВУ В. И. и ФЕДИЧКИНУ Г. Т. заменить длительным сроком лишения свободы.1
Прокурор РСФСР Подпись (Панкратьев)
Архив УФСБ Томской области. Д. П-3643. Л. 403-405. Подлинник.
Машинопись.
1 В. И. Овсянникову и Федичкину Г. Т. ВМН заменена на 15 лет заключения в ИТЛ и 5 лет поражения в правах.
310
Памятник жителям польского с. Белосток Кривошеинского района, репрессированным в 1937—1938 гг.
Установлен 21 июня 2003 г.
(Из архива Томского польского национального центра "Белый орел ")
РАЗДЕЛ III
Проверкой установлено...
Из материалов пересмотра уголовных дел 1937—1938 гг.
№ 123
ИЗ ПОКАЗАНИЙ профессора Томского университета И. о фальсификации протоколов допросов подследственных в Томском городском отделе НКВД в 1937-1939 годы1
[апрель-август 1939 г.] г. Новосибирск
Я, нижеподписавшийся арестованный [Н.]2, имею заявить следующее:
1. Я был арестован 9 сентября 1937 г. Томским управлением НКВД. На допросе 13 октября в протоколе после анкетных данных я подписался несколько ниже последнего печатного вопроса. На устный вопрос Овчинникова еще 24 сентября о моей якобы принадлежности к контрреволюционной правотроцкистской организации я отвечал решительным отказом. Однако же при моем знакомстве с делом 9 апреля 1939 г. мною было обнаружено, что в протокол этот, выше моей подписи было вписано мое якобы признание своего участия в контрреволюционной организации. Сейчас, так же как и тогда, я категорически утверждаю, что не только не состоял никогда ни в какой контрреволюционной организации, но и не слышал о существовании таковой в Томске до моего ареста и допроса. Сама мысль для меня - идти против партии и советской власти настолько гнусна и омерзительна, что я готов умереть любым способом, чем носить такое обвинение.
1 Адресат документа не указан.
2 Имя автора документа, профессора Томского университета, видного ученого и педагога изменено.
312
В моих собственноручных показаниях, которые я писал в октябре и сентябре 1937 г., я в первичных показаниях честно писал, что знаю об университетской парторганизации, как давал бы их на партийном собрании. Я ни слова не писал о контрреволюционной организации, т. к. не думал о ее существовании и не подозревал такого. Я именовал троцкистами людей, о которых было известно по партийной линии, что они не имели в прошлом взысканий за троцкистские "ошибки" или имели выступления такого порядка. Я по-деловому рассказывал о практической служебной деятельности лиц, которых я знал и с которыми работал. Я давал первичные собственноручные показания, как давал бы их на свободе, не щадя по-деловому и самого себя, но вместе с тем относительно некоторых лиц я писал и слухи, ходившие о них, необоснованные фактами, делал я это потому, что был уверен, что эти слухи будут органами НКВД проверены.
2. Мои первичные собственные показания не удовлетворили следствие, и я по настоянию следствия написал еще несколько вариантов показаний по прямым указаниям и под давлением морального порядка ("подумайте о своей семье" — Пучкин, нач. СПО в Томске), даже дали мне схему словесно, как я должен описать сцену моей якобы "вербовки" в контрреволюционную организацию. Был намечен сначала вербовщиком Климов1, с которым я никогда не вел никаких контрреволюционных разговоров. Затем в январе Овчинников2 предложил переменить фамилию Климова на Радько. А в феврале Овчинников заявил: "Нет, вас завербовал Щепотьев3". Подобная постановка вопроса -"изыскивание" вербовщиков и навязывание их убедили меня, что здесь имеется какое-то необходимое "оформление дела". Какая-то тяжелая ошибка признания следствием меня за контрреволюционера и право-троцкиста. Все мои попытки отказаться, отвергнуть навязываемую мне клевету разбились под неумолимо тяжелым давлением следствия.
3. За свои вторичные, третичные и т. д. варианты собственноручных показаний со сценами вербовки меня, или что я вербовал Хиченко и Тарчевского, я не отвечаю. Категорически от них отказываюсь и утверждаю, что ни Климов, ни Радько меня не вербовали. Никогда я не вел с ними выдуманных Пучкиным и мною разговоров контрреволюционного порядка. Я никогда не вербовал и не вел контрреволюционных разговоров ни с Тарчевским, ни с Хиченко. Эти люди плохо работали, морально оставляли желать лучшего, политически мало развиты, но ничего контрреволюционного о них честно сказать не могу. Таким образом, все названные в моих показаниях люди мною оклеветаны по моему малодушию и под влиянием субъективных методов следствия. Необходимо, однако, отметить, что то, что Климов говорил о своих связях с Радеком (и не только мне, а многим) я своевременно сообщал органам НКВД.
Предыдущая << 1 .. 122 123 124 125 126 127 < 128 > 129 130 131 132 133 134 .. 188 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология