Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> История России -> Бердинских В.А. -> "Ремесло историка в России" -> 59

Ремесло историка в России - Бердинских В.А.

Бердинских В.А. Ремесло историка в России — М.: Новое литературное обозрение, 2009. — 608 c.
ISBN 978-5-86793-665-5
Скачать (прямая ссылка): remesloistorikavrosii2009.djvu
Предыдущая << 1 .. 53 54 55 56 57 58 < 59 > 60 61 62 63 64 65 .. 288 >> Следующая


133
ВИКТОР БЕРЛИНСКИХ. РЕМЕСЛО ИСТОРИКА В РОССИИ

го в Саратов. Так говорили злые языки. Возможно, вначале тут было больше романтического флера. Человек удивительно глубокого и системного ума, он производил сильное впечатление на студентов своей манерой мысли, едкой, но доброй иронией, своеобразной «аттической солью».

Беседы с ним были совершенно замечательны. Он мыслил неожиданными тропами и открывал собеседнику какие-то качественно новые горизонты. На оценки он был щедр. Собственно, на первом курсе я и пошел к нему из лености. Я прочел на его семинаре доклад о Союзе Благоденствия (декабристской ранней организации). Сперанский предложил мне зачесть его как курсовую. Я сперва отказался, а потом согласился.

Лекции его были не чтением по бумажке, а продуманными личными впечатлениями от русской истории. Ирония, юмор (но не шутка) привлекали к нему и девушек, хотя он имел серьезный физический недостаток (горб) и отнюдь не был красавцем.

Научную и мемуарную литературу XIX века он знал блестяще. Именно XIX век был тогда в центре внимания значительной массы историков России. Сперанский защитил кандидатскую по материальному обеспечению русской армии перед войной 1812 года. Он умело руководил моим чтением, в основном рекомендуя мемуары и опубликованные документы.

По-моему, я ему временами сильно надоедал, требуя дальнейших указаний в работе. Неформальные разговоры о литературе, жизни были мне не менее полезны, чем научные советы. Владимир Николаевич вообще был мастером диалога (то есть не рассказчиком, а собеседником). Научной работой он, по-моему, после защиты не занимался. Во всяком случае, я не читал его статей. Он давал мне сборники работ В.В. Пугачева. Его глобальный ум был настолько велик, что сам себя обессиливал. Сперанский видел не только первое, второе, третье, как хороший шахматист, но и десятое, двадцатое.

За свою жизнь я не встречал более ни одного человека такого глубинного и изящно аристократичного ума (последнее нередко у людей с этим физическим недостатком). Ho этот системно глобальный ум находился в состоянии некоего равновесия. Двигаться вперед было некуда. Он сам себя творчески обессиливал. Бессмысленность суеты была ему очевидна. Настоящий же творец, активно пишущий автор, как я понял позднее, должен быть слегка глуповат и наивен в некоторых вопросах, как ребенок. И тогда, в силу непредсказуемости жизни, самые умные вещи не сбудутся, а выиграет деяние.

«Совковые» условия жизни и творчества в чем-то развлекали, а чем-то удручали Сперанского. Совсем плохо ему стало работать, когда декан начал выживать его из университета, применяя все склочно-партийные методы борьбы.

134
РАЗДЕЛ II. МАСТЕРСКАЯ ИСТОРИКА

Общение со Сперанским (пусть не на условиях полного доверия с его стороны) было очень важно для моего интеллектуального развития вообще, стиля общения, умения остаться независимым в суровых условиях вузовской жизни. Сразу после окончания мной пятого курса наше общение стало более доверительным и неформальным. Я бывал у него дома, понемногу выпивал с ним в кафе. Помню, как мы втроем (я и еще один дипломник) отметили в июне защиту наших дипломов тремя бутылками шампанского в открытом бистро возле кремлевской стены. Защита была непростой, но успешной. Нас громили идейно, пытаясь ударить по Сперанскому. Декан же после защиты отправил два наших диплома в Москву на предмет поисков антиленинской, антипартийной позиции. Сперанский все это прогнозировал и просил нас усыпать введение погуще цитатами из Ленина. Хотя тема моя «Состав тайных обществ декабристов» (по следственным делам) была вполне безобидна и отвечала всем идейным требованиям того времени.

Уважение к русской истории Владимира Николаевича также впечатляло. «Ты, Ваня, русскую-то историю почитай!» — говорил он одному нашему общему приятелю, как всегда блестяще каламбуря. He историк по образованию, Иван, кроме узкой темы своей исторической диссертации, в русской истории ориентировался плохо. Совет прочесть нашу историю и одновременно уважать ее — был ему впору. Увы, но приверженность к «традиционной русской болезни» (алкоголю) отчетливо крепла, хотя сильно пьяным я Сперанского никогда не видел. «Ты, Володя, многовато пьешь, и с утра», — говорила как-то при мне ему мать. «He больше людей», — отнекивался Сперанский.

Через год с лишним после окончания мной вуза он тяжело заболел, попал в больницу. В это время новый заведующий кафедрой (им стал тот же декан) организовал непрохождение по конкурсу кандидатуры Владимира Николаевича на новый пятилетний срок на ученом совете. В такой нерадостной обстановке он и умер в 40 лет.

Влияние Сперанского на студентов было совершенно замечательно. Он как-то по-человечески согревал прохладную факультетскую атмосферу. Улыбка, умение радоваться жизни, достойное самостояние жизни — все это образовывало лучше любых лекций и книжек.

По приезде в Вятку я познакомился с местным писателем-краеведом Евгением Дмитриевичем Петряевым (1913—1987). Историком по образованию он не был. «Крупная рыба для Вятки», — сказал о нем мне Сперанский (его дальний родственник), имея в виду общероссийскую значимость этого человека.
Предыдущая << 1 .. 53 54 55 56 57 58 < 59 > 60 61 62 63 64 65 .. 288 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология