Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> История России -> Бердинских В.А. -> "Ремесло историка в России" -> 242

Ремесло историка в России - Бердинских В.А.

Бердинских В.А. Ремесло историка в России — М.: Новое литературное обозрение, 2009. — 608 c.
ISBN 978-5-86793-665-5
Скачать (прямая ссылка): remesloistorikavrosii2009.djvu
Предыдущая << 1 .. 236 237 238 239 240 241 < 242 > 243 244 245 246 247 248 .. 288 >> Следующая


В научном отношении он близок в 1920-е годы к С.Ф. Платонову и его кругу ученых. Дружеские отношения связывают историка с С.Н. Валком, С.Н. Черновым, П.Г. Любомировым. Публикации документов и рецензии на книги в периодике в ключе «отстраненного профессионализма» делают его имя известным. Романов принял кардинальный слом старой тематики и проблематики исследований. В 1920-е годы историк сопоставляет мемуары С.Ю. Витте и фонд канцелярии министра финансов. Темы внешней политики и экономики оказались неразрывно связаны. В 1928 году вышла его книга «Россия и Маньчжурия (1892—1906)», посвященная дальневосточному узлу мировой политики. Исследование затем перевели на японский, китайский и английский языки. Оно стало событием мировой науки. Историки «старой школы» (кроме А. Преснякова и Е. Тарле) эту книгу не приняли.

509
ВИКТОР БЕРЛИНСКИХ. РЕМЕСЛО ИСТОРИКА В РОССИИ

В январе 1930 года Б.А. арестован по «Академическому делу» (участие в «кружке молодых историков») и в феврале 1931 года осужден на 5 лет лагерей. Срок отбывал на Беломоро-Балтийском канале. В августе 1933 года освобожден досрочно «по зачету рабочих дней» и вернулся в Ленинград без права постоянной прописки. 8 лет без постоянной работы (только по договорам), проживание на «птичьих правах» в эпоху массового террора — это способствовало развитию у историка нервных болезней. Даже в молодости он отличался повышенной эмоциональностью и впечатлительностью (умением «раздуть из мухи слона»). Стоит понять, что тонкое вживание в художественную ткань прошлых эпох — неотъемлемая черта творчества ученого. Без чувственного отношения к миру это было бы невозможно, «...мой удел — смерть на помойке», — писал историк в декабре 1935 года своему близкому другу. Острое ощущение изгойства и нищеты долгие годы преследует Б.А.

Комментарии к академическому изданию Русской Правды (по договору), «Очерки дипломатической истории Русско-японской войны», книга «Люди и нравы Древней Руси», подготовка к изданию курса лекций А.Е. Преснякова — таковы труды Романова в 1930-е годы. В 1939 году он выселен из Ленинграда за 101-й километр в связи с Финской войной. В это время снят негласный запрет на появление его фамилии в печати. Именно в Окуловке (без основной массы своих книг и источников) Б.А. написал статью — главу к первому тому «Истории русской культуры», разросшуюся в отдельную замечательную книгу «Люди и нравы Древней Руси». Это — мощнейший всплеск его творческой энергии. Книга стала шедевром русской историографии XX века, уникальным по сочетанию научного анализа с художественным воображением и интуицией автора. Воображение играло для историка роль программы. Академик Б.Д. Греков, официальный глава советской исторической школы, не дал положительной рецензии на эту книгу, и выход ее в свет был надолго отложен.

В феврале 1941 года в Москве в Институте истории АН СССР состоялась защита докторской диссертации ученого «Русско-японская война (экономика, политика, дипломатия). 1895—1905». Оппоненты — Е. Тарле, Е. Жуков, А. Сидоров. Кандидатом наук он стал еще ранее без защиты по своей первой книге. Именно защита докторской вернула историка к полноправной жизни и спасла его в годы войны. 21 июня 1941 года Романов стал штатным сотрудником Института истории материальной культуры в Ленинграде. В ноябре 1941 года он эвакуирован и затем попал в Ташкент, где находились академические институты. Жена его оставалась до 1946 года врачом в действующей армии. Брат и сестра историка умерли в блокаду. В августе 1944 года Романов вернулся в Ленинград и стал работать в Ленинградском отделении Института истории и Ленинградском университете. В конце 1947 года вышла в свет (ЛГУ) его книга «Люди и

510
РАЗДЕЛ V. КРАТКИЙ БИОГРАФИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ ИСТОРИКОВ..

нравы Древней Руси (Историко-бытовые очерки XI—Xlll веков)», несмотря на активное противодействие Б.Д. Грекова, считавшего ее чем-то вроде «Декамерона». А.А. Вознесенский, ректор ЛГУ, был тогда независим в этом вопросе от Москвы. Ученый совет университета наградил книгу второй премией (10 тысяч рублей).

В. Панеях, биограф и ученик Романова, верно пишет о неповторимости личностной профессиональной техники Б.А., умении воссоздавать черты прошлого в зримых образах, парадоксальности и новаторстве мысли автора. Это — любимая и сокровенная книга историка. При обсуждении ее в ЛОИИ (апрель 1949 года) она подверглась погромной критике (И.И. Смирновым). Ho Б.А. много и плодотворно работал, несмотря на тяжелые болезни глаз и прочие идеологические бои и запреты тех лет. Замечательны по форме и мысли его комментарии к «Судебнику 1550 года».

26 февраля 1948 года в ЛГУ отметили его 60-летний юбилей. Основной доклад сделал Д.С. Лихачев. Поздравления были теплы и искренни. В заключение выступил разволновавшийся юбиляр и, к ужасу многих, произнес блестящую, эмоциональную и рискованную речь о своей жизни, исторической науке. Романов сказал о том, что всю жизнь он чувствовал себя старым гвоздиком в разоренной квартире, который новый хозяин думает то выдернуть, то подо что-то приспособить. Иносказательно историк коснулся темы своей политической репрессии. В конце выразил удовлетворение, что хотя бы в качестве «винтика» принес пользу науке. В ужасе от такой речи студенческий друг Романова С.Н. Валк вышел, прихрамывая, с неврученной картиной-подарком из зала. Между тем в это время в Комитете по Сталинским премиям было принято решение присудить Романову за книгу «Очерки дипломатической истории Русско-японской войны» Сталинскую премию второй степени. (Кстати, в Архив внешней политики России историка так и не пустили.) Ho собранное сразу после юбилея партбюро истфака обратилось в Комитет по Сталинским премиям с просьбой отменить это решение. Так что Романов премии не получил.
Предыдущая << 1 .. 236 237 238 239 240 241 < 242 > 243 244 245 246 247 248 .. 288 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология