Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> История России -> Алексеев В.П. -> "Историческая антропология" -> 58

Историческая антропология - Алексеев В.П.

Алексеев В.П. Историческая антропология — М.: Высшая школа, 1979. — 216 c.
Скачать (прямая ссылка): istoricheskayaantropologiya1979.djvu
Предыдущая << 1 .. 52 53 54 55 56 57 < 58 > 59 60 61 62 63 64 .. 83 >> Следующая


Вся имеющаяся информация свидетельствует о том, что стадные группы первобытного человечества были малочисленны и подвижны как в своих размерах, так и в отношении своей внутренней структуры. Во всяком случае именно такую организацию обнаруживают стадные коллективы высокоразвитых человекообразных обезьян, как об этом говорилось в предыдущем разделе. Численность первобытных стад не могла быть исчезающе малой — порядка 3—5 человек. Такое малочисленное объединение лишено основного преимущества более крупной группы: возможностей коллективной защиты, охоты на крупных животных и борьбы с хищниками. Наблюдение групп, состоящих по тем или иным причинам из нескольких особей, в мире животных также позволяет сделать вывод об

153

их недолговечности. Следовательйо, можно говорить об объединении, состоящем из 15—20 человек. Возможно, максимальная численность такого объединения поднималась иногда до 30 человек, но вряд ли выше: трудности добычи пищи возрастают в этом

случае непропорционально числу ее потребителей.

В соответствии со всеми палеоантропологическими наблюдениями, результаты которых находятся в нашем распоряжении, средний возраст взрослых людей того времени —18—25 лет. Иными словами, человек умирал, едва оставив потомство, а при наличии высокой детской смертности поколения практически не перекрывались, смена поколений была быстрой. Это обстоятельство следует учитывать при обсуждении проблемы разнообразия форм орудий в галечной индустрии: возможно, низкий процент повторяющихся форм связан со слабыми возможностями передачи производственного опыта от поколения к поколению и необходимостью овладения производственными навыками в каждом новом поколении до какой-то степени вновь, по способу «проб и ошибок».

Каковы адаптивные возможности и пути приспособления к среде в таких малочисленных группах с быстрой сменой поколений? Прежде чем ответить на этот вопрос, нужно ответить на вопрос о том, представляла ли собой такая группа популяцию, т. е. общность, все члены которой были объединены родством. Я считаю возможным ответить на этот вопрос утвердительно, но, как уже говорилось выше, с большими ограничениями. И половые запреты, и экзогамные нормы установились, насколько можно судить по этнографическим материалом, сравнительно поздно, какие-либо факты, свидетельствующие о возникновении родовой организации, также не уходят глубже эпохи мустье. Можно думать, что человеческие коллективы эпохи первобытного стада были эндогамны и, следовательно, представляли собой популяции того или иного интегративного уровня. Коэффициенты инбридинга колебались в таких популяциях, по-видимому, в довольно широких пределах в зависимости от колебаний численности, степени контакта и продолжительности существования самих популяций, но были, конечно, выше, чем в современных популяциях. Комплекс морфофизиологических особенностей, характерный

154

для каждой популяции, отмечался поэтому определенной спецификой, и, может быть, в этом обстоятельстве лежит объяснение краниологическому полиморфизму ископаемого человека, о котором многократно писал В. В. Бунак (1956, 1959) по отношению к верхнепалеолитическому населению, но который в одинаковой мере мог быть свойствен и более древним формам. Высокая специфичность популяций ископаемого человека по мономерным признакам во всяком случае весьма вероятна.

В то же время эта специфичность ограничивалась интенсивностью адаптивных процессов, так как последняя препятствовала при подвижности человеческих коллективов и лабильности экологических ниш приобретению крайней специализации. Таким образом, адаптивные процессы в каждой популяции развивались на базе резерва адаптивной изменчивости, который популяция успевала приобрести на протяжении своей истории и собственно адаптивных сдвигов в узком смысле слова; масштаб их диктовался интенсивностью отбора в конкретных условиях среды. Здесь же следует упомянуть и об акклиматизационных эффектах—ненаследственной модификационной изменчивости, являющейся непосредственной реакцией на средовые воздействия. Будучи ненаследственными, эти модификационные изменения, адекватные средовым влияниям, способствовали популяционной устойчивости и, следовательно, сохранению и закреплению характерного для популяции генофонда (Кирпичников, 1935, 1940). Надо полагать поэтому, что тот уровень модификационной изменчивости, который типичен для современного человеческого вида, образовался еще на заре его истории.

Балансированный полиморфизм, открытый исследованиями последних двух десятилетий во многих генетических и физиологических системах у человека, объясняется обычно на основе отбора к патогенным факторам среды. Основанием для такого объяснения являются наблюдения над связью носительства групп крови системы ABO с предрасположенностью к инфекционным заболеваниям, статистически довольно убедительно подтвержденные. Относительно слабая резистентность самих популяций ископаемого человека к бактериальным и вирусным инфекциям, а также

J55

насыщенность микрофлорой и фауной среды жизни древнейших людей, по-видимому, способствовали формированию балансированного полиморфизма уже на самых ранних этапах человеческой эволюции. Однако наличие определенной специфики в бактериальной флоре и фауне каждой экологической ниши заставляет скорее предполагать, что системы балансированного полиморфизма складывались в популяционно специфичные комплексы, что еще усиливало процесс образования генетического своеобразия популяций. Пандемии, если и возникали при каких-то определенных условиях, были, надо думать, исключительной редкостью из-за малой плотности населения и слабых межпопуляционных контактов. В этих обстоятельствах отбор по группам крови не мог быть интенсивным, а значит, не образовывались обширные зоны однородных вариаций в концентрации каких-либо генов и тем более сочетаний генов. Возникновение таких зон относится по-видимому, к более поздним периодам человеческой истории, во всяком случае к после-палеолитическому времени.
Предыдущая << 1 .. 52 53 54 55 56 57 < 58 > 59 60 61 62 63 64 .. 83 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология